Uploaded by User5120

курсовая 2 магистратура

advertisement
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Х. М. БЕРБЕКОВА
ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ
Курсовая работа
на тему:
« Словообразовательные и морфологические особенности
языковых средств интернет-дискурса»
Подготовила:
магистрантка 1 года обучения, ИФ,
Лингвистика. Межкультурная коммуникация
Латипова Азиза
Научный руководитель:
к. ф. н., ст.преп. Дзасежева Лариса Халифовна
Нальчик, 2016 год
Содержание
Введение ................................................................................................................... 3
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗУЧЕНИЯ
АББРЕВИАТУР И АКРОНИМОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В ................................. 5
1.1. Понятие дискурса .......................................................................................... 6
1.2. Лингвистические и экстралингвистические причины образования и
распространения сокращений ........................................................................... 18
1.3. Понятие «аббревиация» и его определение ............................................. 21
1.4. Понятие «акроним» и его определение .................Ошибка! Закладка не
определена.
ГЛАВА 2. СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ
ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВЫХ СРЕДСТВ ИНТЕРНЕТ-ДИСКУРСА. .......... 24
2.1. Словообразовательные особенности языковых средств интернетдискурса .............................................................................................................. 24
2.2. Морфологические особенности языковых средств интернет-дискурса
.................................................................... Ошибка! Закладка не определена.
Заключение ............................................................................................................ 58
Список использованной литературы ................................................................... 60
СЛОВАРИ .............................................................................................................. 60
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ .................................................................................... 60
Электронные ресурсы: .......................................................................................... 60
ВВЕДЕНИЕ
В настоящее время появилось много работ, направленных на изучение
интернет-коммуникации как аспекта массовой коммуникации. Среди ученых,
которые внесли свой вклад в изучение данной темы, можно выделить такие
имена, как Л.Ю. Щипицина, Е.Н. Галичкина, П.Е. Кондрашов, Ф.О. Смирнов,
М.С. Рыжков, Д.И. Семенов, D. Crystal, P. Wallace, L. Scheidt и другие.
Интерес к данному вопросу объясняется быстрым развитием интернеттехнологий и появлением новых способов передачи информации между
собеседниками, где всё общение происходит по каналам сети Интернет.
Вследствие этого люди по всему миру получили возможность
беспрепятственного общения между собой, невзирая на разделяющее их
расстояние, национальную принадлежность, а также на уровень владения
языком. При этом становится возможным общение посредством Интернета
при использовании особых принципов и способов построения высказывания.
Актуальность
данной
работы
определяется
необходимостью
исследования особенностей языковых средств Интернет-дискурса, как
области, способствующей обеспечению высокого уровня взаимопонимания и
сотрудничества во всех сферах деятельности мирового сообщества.
Глобальная сеть Интернет, сочетая в себе все виды мобильного обмена
информацией, стала жизненно необходимой основой для развития деловой
активности людей и просто человеческого общения.
Предметом
исследования
послужили
словообразовательные
и
морфологические языковые средства оформления текста и передачи
информации
в
компьютерном
интернет-общении
англоязычных
пользователей.
Материалом
исследования
послужили
диалоги
англоязычных
пользователей в социальных сетях facebook, google+ и youtube, twitter и т.д.
Цель работы – выявить словообразовательные и морфологические
особенности языковых средств в социальных сетях в среде интернеткоммуникации.
Для достижения поставленных целей в ходе исследования было
необходимо решить следующие задачи:
- проанализировать специальную и терминологическую литературу по
теме исследования с целью обобщения и развития положений и данных,
полученных другими авторами;
-
изучить
и
обобщить
данные
специальной
литературы
по
проблематике исследования;
- определить понятие дискурса, релевантное для данного исследования;
- проанализировать основные способы структурирования и средства
оформления англоязычных высказываний в современном интернет-дискурсе;
- проанализировать
ведущие тенденции развития, обусловленные
комплексом лингвистических и экстралингвистических факторов.
Структура работы определяется последовательностью решения
поставленных задач. Наше исследование состоит из введения, двух глав,
заключения, списка использованной литературы, источников и словарей,
используемых в работе. Во введении определяется актуальность работы, ее
новизна, объект и предмет исследования, цель, задачи, теоретическая я
практическая значимость, структура работы и положения, выносимые на
защиту. Первая глава посвящена рассмотрению основных вопросов,
связанных
с
причинами
возникновения,
особенностями сокращений
производится
анализ
периодизацией
в английском языке. Во
словообразовательных
особенностей языковых средств,
и
развития
второй
и
главе
морфологических
используемых в языке Интернет. В
заключении подводятся общие итоги проделанной работы и указываются
основные перспективы исследования.
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗУЧЕНИЯ
АББРЕВИАТУР И АКРОНИМОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В
ИНТЕРНЕТ-ДИСКУРСЕ.
Данная
глава
нашего
исследования
посвящена
рассмотрению
теоретических вопросов изучения аббревиации современного английского
языка.
Большинство
исследователей,
анализируя
отдельные
типы
аббревиатур, не раз отмечали трудности составления классификаций из-за
необычности их структуры и возможности использования различных
способов сокращений в различных комбинациях [Борисов 1972: ПО] и, в то
же время, явную недостаточность уделяемого им внимания [Заботкина и
Степанов 1982: 45]. И в самом деле, предпринятые немногочисленные
попытки создания типологических классификаций английских аббревиатур
до сих пор нельзя признать успешными. Такое положение дел далеко не
случайно: разнообразие и сложность процессов аббревиации препятствовали
созданию результативной типологии сокращенных единиц и даже служили
поводом
для
выведения
самого
явления
аббревиации
за
пределы
словообразования как области моделируемых правил и отношений,
служащих для возникновения новых номинативных единиц [Кубрякова
1981:7].
В
лингвистической
литературе
существует
большое
число
классификаций сокращений, построенных на различных принципах.
Задача на данном этапе исследования состоит в том, чтобы дать
освещение основным теоретическим предпосылкам изучения сокращенных
единиц английского языка в Интернет-дискурсе. В связи с этим, мы считаем
целесообразным рассмотреть такие вопросы, как понятие дискурса, принцип
экономии
в
языке,
распространения
общелингвистические
аббревиатур,
«аббревиатура» и «акроним».
проблему
причины
образования
определения
и
терминов
1.1. Понятие дискурса
Технический прогресс никогда не стоял на месте, однако в последние
десятилетия развитие интернет-технологий значительно расширило грани
реальности, создав уникальный виртуальный мир, существующий в
Интернете. Вместе с этим начали создаваться новые социальные группы,
общества, которые не знают границ в прямом смысле этого слова. Новые
виртуальные сообщества без труда становятся интернациональными. Данная
новая
среда
коммуникации
открывает
невероятных
размеров
поля
деятельности для социолингвистики в общем и отчасти для традиционной
лингвистики.
Социолингвистику принято рассматривать в нескольких смыслах: как
язык и общество и виды их взаимодействия, что включает в себя параллели
между языком и культурным наследием, языком и этносом, историей,
церковью, школой, политикой и массовой коммуникацией. Под предметом
социолингвистики понимают использование говорящим того или иного
варианта языка, элемента или языковой единицы. В языковом общении
постоянно возможны варианты: в условиях двуязычия в зависимости от
ситуации говорящие выбирают тот или иной язык; выбрав язык (или при
коммуникации только на одном языке), собеседники стоят перед выбором
того или иного варианта речи: говорить ли на литературном языке или на
диалекте, предпочесть книжную форму речи или разговорную, употребить
официальный термин или его просторечный синоним [Мечковская 2000: 3].
Иногда
под
социальной
лингвистикой
понимают
изучение
особенностей использования языка разными социальными и возрастными
группами с учётом влияния социологических параметров, таких как
образование, доход, политические предпочтения, социальное положение и
интересы на возникновение различий в языке. Примером может послужить
разница в речи выпускника гуманитарного вуза и человека без образования.
В
частности,
благодаря
развитию
интернет-коммуникации,
на
сегодняшний день социолингвистика, как наука о функционировании языка в
обществе, значительно расширила предмет своего исследования. Стоит также
отметить, что вовлеченность человека в мир сетевого общения затронула
различные области знаний, такие как психология, социология, философия, а
также заинтересовала многих лингвистов [Бергельсон; Аврамова 2004: 119126; Кондрашов 2004; Смирнов 2004; Трофимова 2004 и др.].
Один из основателей современной социолингвистики, американский
исследователь У. Лабов определяет социолингвистику как науку, которая
изучает «язык в его социальном контексте» [Лабов 1975: 320-334]. При
рассмотрении этого определения нужно подчеркнуть, что внимание
социолингвистов приковано не к языку, не к его внутреннему устройству, а к
использованию языка людьми, составляющими то или иное общество.
«Тщательное и точное научное описание определенного языка, – отмечал Р.
Якобсон, – не может обойтись без грамматических и лексических правил,
касающихся наличия или отсутствия различий между собеседниками»
[Якобсон 1985: 382].
На
основании
этого
можно
сделать
вывод,
что
объектом
социолингвистики является язык в его функционировании. А поскольку язык
функционирует
в
обществе,
обладающем
определенной
социальной
структурой, можно говорить о социолингвистике как о науке, исследующей
язык в социальном контексте (формула У. Лабова). Именно У. Лабов в 60-х
годах XX столетия заявил о необходимости создания лингвистики,
ориентированной на социум, и предложил описывать явления, происходящие
в языке, на основе возрастных данных, данных о профессии и этнической
принадлежности.
Уделим
наше
внимание
аспекту
этнической
принадлежности, так как именно этот факт оказывает большое влияние на
развитие языка.
Существование
культуры,
мышления
и
социального
поведения
немыслимо без или вне языка. Язык является отражением человеческого
мировоззрения, этических и культурных ценностей, моральных норм,
характерных для данного языкового сообщества, представляет собой
средство человеческой коммуникации, социальное и национальное. Всё это
отражается в лексике и лингвистических особенностях языка. Неотъемлемым
свойством единиц любого национального языка является культурный
компонент значения.
Исследования А. Вежбицкой показали, что выбор формы выражения –
это отражение идиоэтнического мировосприятия. В каждом национальном
языке
опредмечено
мировоззрение
народа
и
его
миропонимание,
осознаваемое в контексте культурных традиций. Особая роль в трансляции
культурно-национального самосознания народа, в стереотипизации его
мировоззрения, в национально-культурном пространстве языка принадлежит
синтаксическому аспекту [Вежбицкая 1996].
Менталитет нации наиболее точно отражает грамматическое строение
языка. «В то время как число слов языка представляет объем его мира,
грамматический строй языка дает нам представление о внутренней
организации мышления» [Вильгельм фон Гумбольдт 1984: 345]. Работы Ж.
Вандриеса указывают на то, что грамматическая структура языка, да и язык в
целом, оказывают влияние на склад ума. Особенно четко Ж. Вандриес
проследил
это,
наблюдая
за
обучающимися
в
процессе
изучения
иностранного языка, чье мировоззрение постепенно видоизменялось. Их
языковая культура в родном языке также претерпевает значительные
изменения: они используют более широкую палитру средств выражения
модальности, стремятся избегать категоричности в оценках и в утверждениях
[Вандриес 1924].
Технологический
прогресс
в
условиях
глобализации
мирового
сообщества привел к возникновению и развитию новых способов общения.
Одной из ярких особенностей современности является стремительное
развитие средств массового общения, что знаменует появление новой формы
информационного обмена в пространстве, сконструированном с помощью
цифровых технологий. В компьютерной среде собеседники создают
определенные образцы, нормы и правила языкового взаимодействия,
видоизменяя при этом сам процесс коммуникации в его классическом
понимании. Цель данного исследования заставляет сфокусировать внимание
на массовой коммуникации, то есть коммуникации, предполагающей
наличие не менее трех участников: передающего субъекта (коммуниканта) –
передаваемого объекта (сообщения) – принимающего субъекта (реципиента)
[Большой энциклопедический словарь 2000: 286].
Инвариантом
большинства
определений
коммуникации
как
деятельности общения выступает понятие информации (информационного
обмена). Общение – процесс, имеющий ярко выраженный информационный
характер. Именно поэтому в зависимости от трактовки информации мы
можем получить и различные представления о коммуникации. Общим
моментом в интерпретациях понятия коммуникации является процесс
передачи информации, её поток, что характеризует динамическую сущность
рассматриваемого феномена.
Массовая
коммуникация
–
исторически
сложившийся
и
развивающийся во времени технически опосредованный процесс создания,
хранения, распределения, распространения, восприятия информации и
обмена ею между социальным субъектом и объектом [Туманьян 1984: 7].
Массовая
коммуникация
представляет
собой
систему
взаимосвязей,
позволяющую получить одновременный доступ к социально значимой
информации большому числу людей, независимо от их местоположения и
социального статуса [Беликов, Крысин 2001].
В большинстве исследований данного явления отмечается, что
массовая коммуникация характеризуется: 1) наличием технических средств,
2) наличием массовой аудитории, 3) многообразием коммуникационных
каналов,
4)
вариативностью
коммуникативных
средств
(Зинченко,
Мещеряков 2005]. Современные информационные сети Интернет наиболее
ярко отражают приведенные характеристики, учитывая глобальность
географического статуса, определяющего своеобразие языкового поля сети,
где используются цифровые средства обмена информацией.
Создавая новые глобальные возможности общения, Интернет создает и
новые модели речевого поведения. По сути, массовая коммуникация является
своеобразным феноменом языковой культуры, диктующим изменение
специфики понимания категорий текста и дискурса, где под текстом
понимают абстрактную конструкцию, формирующую организованную речь
[Москальская 1981; Верещагин, Костомаров 1983], под дискурсом –
различные виды её актуализации [Арутюнова 1998; Скоропанова 2002].
Поскольку массовая коммуникация получила бурное развитие в последние
годы, рассмотрим явление текста конкретно в данной среде.
Современные исследования
в области
массовой
коммуникации
базируются на интерпретации фундаментальных категорий текста и – в более
широком плане – дискурса.
Тот факт, что текст – основная единица акта коммуникации, не требует
доказательств, ведь люди общаются именно текстами, подтверждая тем
самым динамичность речевого взаимодействия. В «Лингвистическом
энциклопедическом словаре» находим следующее определение текста:
«Текст – это объединенная смысловой связью последовательность знаковых
единиц, основными свойствами которой являются связность и цельность»
[Лингвистический энциклопедический словарь 1998: 507].
Современные представления о тексте включают ряд свойств, при
помощи которых дается определение этому сложному, многоаспектному
междисциплинарному понятию: текст – это: 1) единица, составляющая
лингвистический базис дискурса, 2) система, закрытая относительно замысла
автора, но открытая с точки зрения пространства культуры, 3) речевое
произведение, смысл которого выявляется только в интердискурсивных
условиях, 4) укрупненная единица, которая наиболее близко подходит к
изучению человеческого сознания, 5) факт культуры [Бахтин 1996: 159-206;
Гальперин 1981; Жинкин 1982; Леонтьев 2005; Мурзин 1991; Николаева 1978
и др.].
В художественных, публицистических, разговорных текстах возможно
использование подтекста, скрытой информации, подразумеваемой авторами.
Данный аспект особенно характерен для теории речевых актов, у истоков
которой стояли Дж. Серль и Дж. Остин, рассматривавшие связь текстовой
организации коммуникативного процесса с его иллокутивной (целевой)
составляющей. В контексте их работ пресуппозиция есть «смысловой
компонент высказывания, истинность которого необходима, чтобы данное
высказывание не было семантически аномальным и было уместным в данном
контексте»
[Серль
1986:
151-169].
Знания,
которые
предшествуют
производству текста, играют большую роль в процессе организации акта
коммуникации, «насыщают» оттенок его речевого воздействия [Сусов 1980].
М. Макаров отмечает, что «пресуппозиция когнитивно предшествует
высказыванию,
ее
инференционная
природа
–
это
лишь
атрибут
интерпретации, в ходе которой пресуппозиция становится доступной для
анализа» [Макаров 2003: 135].
Таким образом, главным законом построения текстов является их
соответствие коммуникативной интенции: любая цель общения может быть
достигнута только при адекватном понимании текста адресатом, поэтому
«адресант должен при построении текста думать не только о том, как точнее
передать свою мысль, но и делать все для того, чтобы мысль была понята
адресатом» [Адмони 1994; Дейк 1988: 93-109; Иссерс, Кузьмина 2007].
Несмотря на многогранную организацию структуры текста, почему же мы
вынуждены использовать понятие дискурс в рамках нашего исследования?
Потому что «дискурс всегда является текстом, но обратное не верно. Не
всякий текст является дискурсом» [Куликова 2008: 197-205]. По сути,
дискурс – это речь, «погруженная в жизнь» [Арутюнова 1998: 136].
В целом, лингвистическая природа дискурса определяется как
специфический способ или специфические правила организации речевой
деятельности текста [Скоропанова 2002: 8-9]. Соответственно, под текстом
понимают абстрактную формирующую конструкцию, а под дискурсом –
актуализацию речи в тесной связи с экстралингвистическими факторами.
Существует множество определений понятия «дискурс». К примеру, в
рамках интеракционизма ученые так и не смогли придти к консенсусу в
объяснении коммуникации «ссылками на индивидуальную осознанную
деятельность или на её производность от социальной структуры» [Ядов 1975;
Василик 2003]. Дискурсный статус массового общения диктует социальный
характер речевого взаимодействия, т. к. для его осуществления требуется
минимум два человека. Также в процессе речевого взаимодействия субъектов
задействованы и их мышление, воля, эмоции, знания, память, что входит в
область исследования психолингвистики, основным постулатом которой
является то, что в тексте объективируется вся совокупность психологических
условий деятельности её субъекта.
Массовый
дискурс,
как
никакая
другая
его
разновидность,
предопределяет свою реализацию в процессе речевого взаимодействия как
минимум пары коммуникантов, т.е. речь идет о комплексном дискурсе,
строящемся на законах диалогичности. В данном случае необходимо
рассматривать диалогические дискурсы сквозь призму интерактивного
аспекта, где реплики коммуникантов особым образом сменяют друг друга.
Дискурс является «интерактивной деятельностью коммуникантов, обменом
информацией, воздействием друг с другом и использованием речевых
стратегий, а также их вербальным и невербальным воплощением в практике
общения» [Дейк 1988: 93-109].
К особенностям устной разновидности массового дискурса относят
также и «стереотипы произношения, диалекты, культурные традиции,
гендерные различия говорящих людей» [Макаров 2003: 18]. Так, например,
диалект как региональный вариант употребления литературного языка может
расширить границы массовости дискурса за счет привлечения в общий
контекст коммуникации географически маркированных языковых средств. С
другой стороны, диалектизмы способны привести к коммуникативным
неудачам ввиду трудностей в раскрытии территориального подтекста слова
[Винер 1983].
П. Серио выделяет следующие составляющие понятия дискурса:
1) эквивалент понятия «речь» (по Ф. Соссюру),
2) единица, по размерам превосходящая фразу,
3) дискурс как воздействие на получателя,
4) беседа как основной тип высказывания,
5) речь с позиций говорящего (по Э. Бенвенисту),
6) употребление единиц языка, их речевая актуализация,
7) социально или идеологически ограниченный тип высказываний,
8) теоретический конструкт производства текста [Серио 1993: 26-27].
Т.М. Николаева выделила следующие смежные особенности в
толкованиях дискурса:
1) связный текст,
2) устно-разговорная форма текста,
3) диалог,
4) группа связанных по смыслу высказываний,
5) речевое произведение как данность письменная или устная
[Николаева 1978].
Текст может быть рассмотрен в событийном плане, то есть как
актуализированное в речи смысловое единство предложений [Конецкая 1997:
74]. Структура дискурса отличается сложностью, так как обусловлена не
только
комплексом
языковых
и
неязыковых
факторов,
но
и
целенаправленной функцией воздействия. Вместе с тем, дискурс обладает
определенными
структурными
характеристиками,
которые
поддаются
моделированию, поскольку в дискурсе отражены не только языковые формы
высказываний, но и содержится оценочная информация, личностные и
социальные характеристики коммуникантов [Филипс, Йоргенсен 2008].
Следует подчеркнуть и важность динамичности дискурса. Ввиду
зависимости интерпретации смысла от изменчивой компетенции участников,
В.И. Карасик выделяет два важнейших модуса дискурса: институциональный
и персональный [Карасик 2000: 5-20].
В институциональном общении особую роль играют социальные
ролевые характеристики. Например, центром подобного дискурса может
являться диалог между учителем и учеником.
В.И.
Карасик
выделяет
следующие
виды
институционального
дискурса:
1. политический,
2. дипломатический,
3. административный,
4. юридический,
5. военный,
6. педагогический,
7. религиозный,
8. мистический,
9. медицинский,
10. деловой,
11. рекламный,
12. спортивный,
13. научный,
14. сценический,
15. массово-информационный.
Рассматривая персональный дискурс как часть институционального
дискурса, следует выделить две его разновидности: бытовое и бытийное
общение. Для нашего исследования важна специфика бытового общения,
которая детально отражена в исследованиях разговорной и молодежной речи
[Щерба 1974; Сиротинина 2003], где констатируется ориентированность
исходного вида общения на личность коммуниканта. В более широком плане
под дискурсом понимают само речевое поведение, функционирование языка
в процессе коммуникации.
Речь говорящего в бытийном дискурсе соответствует литературным
нормам языка, а также приобретает некую возвышенность. «Бытийное
общение носит преимущественно монологический характер и представлено
произведениями
художественной
литературы
и
философскими
и
психологическими интроспективными текстами» [Карасик 2002: 240].
«Аналогическое
(переносное)
и
аллегорическое
(символическое)
развитие идеи через повествование и описание» [Карасик 2002: 241].
Зачастую бытовой дискурс происходит в виде диалога, в котором участвуют
знакомые друг другу люди, что может вызвать сокращенный код общения,
ввиду известной обоим пресуппозиции. В данном случае уместно упомянуть
идею И.Н. Горелова о том, что «вербальное общение лишь дополняет
невербальное, а основная информация передается мимикой, жестикуляцией и
т.д.» [Горелов, Седов 1997: 4]. Кроме того, бытовой дискурс может
характеризоваться нарушением структуры высказываний, ситуативной
зависимостью и эмоциональностью, а также полным отклонением от
литературных
норм
узкоспециализированной
языка
и
лексики,
использованием
принадлежащей
жаргонной
или
определенному
социальному кругу.
Активная роль адресата в этом типе дискурса предоставляет
отправителю речи большие возможности для оперативного переключения
тематики, а также для легкого перевода информации в подтекст (ирония,
языковая игра, намеки и т.д.) [Карасик 2000: 7].
Дискурс
даёт
возможность
соединить
лингвистические
и
экстралингвистические факторы, т. к. он является сложным построением,
составляющими которого, кроме текста, являются экстралингвистические
обстоятельства.
Исходя из связи текста и дискурса, текст можно рассматривать как
фрагмент дискурса, как его базовую единицу. Дискурс же можно определить
как целый текст или совокупность текстов, объединенных каким-либо
признаком. С позиции языка и речи дискурс является единицей речи,
актуальным речевым действием, тогда как текст является единицей языка,
абстрактной грамматической структурой произнесенного. Е.С. Кубрякова
понимает под дискурсом «когнитивный процесс, связанный с реальным
речепроизводством, созданием речевого произведения, текст же является
конечным результатом процесса речевой деятельности, выливающимся в
определенную законченную форму. Текст может трактоваться как дискурс
только тогда, когда он реально воспринимается и попадает в текущее
сознание воспринимающего его человека» [Кубрякова 1997: 19].
Сама сущность дискурса подразумевает наличие множественных
вариаций его определений в зависимости от рассматриваемой ситуации. Так
А.Н. Кудлаева видит в дискурсе «не само речевое поведение, а результат
речевого поведения, представляющий собой речь в классическом понимании
Л.В.
Щербы
и
обусловленный,
как
и
вся
речевая
деятельность,
совокупностью социокультурных и ситуативных факторов, влияющих на
коммуникацию» [Кудлаева 2006: 50].
Говоря об интернет-дискурсе как
главном направлении нашего исследования, стоит отметить, что (несмотря на
искусственную среду общения) во время взаимодействия коммуникантов
используются различные приемы и средства общения, позволяющие
максимально приблизить виртуальный диалог к форме реального речевого
взаимодействия.
Несмотря на реализм виртуального общения, тексто-опосредованное
общение с незнакомым человеком осложняется незнанием привычек
собеседника, его чувства юмора, возможной реакции на какие-либо
сообщения. Однако уже после минимального реального контакта с
человеком, общение с ним в Интернете начинает восприниматься совсем подругому, в более раскрепощенной и свободной форме.
По мнению Е.Н. Галичкиной, виртуальный дискурс, «представляя
собой
многожанровую
функциональную
разновидность
публичной
монологической и диалогической речи, характеризуется целым рядом
специфических коммуникативных средств. Своеобразие речевого общения
участников
компьютерной
коммуникации
заключается
не
только
в
использовании профессионализмов, но и в комбинации лексических единиц,
относящихся к разным стилям и регистрам, образованным в соответствии с
прагматическими установками и целями общения в компьютерной сети»
[Галичкина 2001: 30].
Анализируя общение в Интернете, можно выделить следующие
характерные особенности интернет-дискурса:
1) ограниченность в средствах выражения – минимум невербальной
информации;
2) замещенный характер общения – «когда минимум информации о
виртуальном собеседнике инициирует особенное внимание к метатекстовой
информации и ее «достраивание» до необходимых выводов» [Горошко 2006:
165-175];
3)
эмоциональность
–
пытаясь
компенсировать
недостаток
невербальной информации, люди более эмоционально выражают свои мысли
на письме;
4) анонимность – сведения об участниках общения могут быть
неполными, ложными, или отсутствовать вообще. Раскрыть личность с
помощью каких-либо средств практически не представляется возможным;
5) дистантность – люди, связывающиеся через Интернет, могут
находиться как угодно далеко друг от друга;
6) раскрепощённость – следствие анонимности и дистантности, при
котором коммуникант может более свободно выражать свои мысли, не боясь
никаких последствий;
7) гипертекстуальность и интерактивность – тексты могут связываться
с помощью ссылок, при этом читатель может перейти по ссылке, а может и
не перейти;
8) добровольность контактов – людям даётся лишь возможность
участия в коммуникациях, при этом они сами выбирают, пользоваться этой
возможностью или нет;
9) креативность – следствие добровольности контактов, вынужденная
мера, при которой автор сообщения или текста пытается привлечь внимание
собеседника и, более того, компенсировать отсутствие невербальной
информации.
При
этом
наблюдается
тенденция
к
нетипичному,
ненормативному поведению;
10) глобальность – явление, при котором информация достижима из
любой точки связи с Интернетом и в большинстве случаев доступна
широкому кругу лиц или даже всем пользователям Интернета.
Не стоит забывать, что человек, являясь частью общества, подвержен
влиянию технического прогресса, который в условиях глобализации
мирового сообщества, безусловно, приводит к возникновению и развитию
абсолютно новых способов общения, облекаемых в виртуальные формы
реализации в компьютерных коммуникационных сетях. Технологические
факторы воздействуют как на чат-коммуникацию в Интернете, так и на
реальную коммуникацию. Принимая во внимание вышеизложенное о типах
дискурса, можно предположить, что язык в Интернете подвергается такому
же влиянию, как и язык в реальном мире, и, соответственно, стремится к
экономии.
1.2. Лингвистические и экстралингвистические причины образования и
распространения сокращений
В
результате
исследования
работ
отечественных
лингвистов,
посвященных сокращенным единицам в современном английском языке
[Волошин 1967; Сапогова 1965; Сегаль 1964; Борисов 1972; Алексеева 1984;
Дюжикова 1997 и др.], мы отмечаем, что они традиционно выделяют
лингвистические
и
экстралингвистические
факторы,
способствующие
появлению сокращений.
К
лингвистическим
причинам
образования
и
распространения
сокращений в современном английском языке относят следующие:
1. Возможность и стремление произносить аббревиатуры как единые
слова. Это положение в одинаковой мере относится и к усеченным словам, и
к лексическим аббревиатурам, которые функционируют в языке как обычные
слова. Особое место среди инициальных аббревиатур занимают акронимы,
получившие большое распространение в языке в последние десятилетия:
UNESCO < United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization;
[Дубеиец 2003: 141];
HAND < Have A Nice Day.
Акроним - это сокращенное слово, образованное из начальных букв
или начальных элементов слов данного словосочетания, и сходное или
совпадающее по своей форме (фонетической структуре) с обычным словом,
которое подчиняется произносительным нормам языка.
2. Тенденция к моносиллабизму. Различные фонетические процессы,
происходившие в различные периоды истории английского языка, привели к
тому, что односложные слова приобрели большой удельный вес в
современном английском языке, например:
MAN < Metropolitan Area Network;
MUD < Multi User Domain.
3.
Использование
терминов
с
корнями
латино-греческого
происхождения. Научно-техническая терминология пополнилась довольно
значительным количеством терминов, корнями которых часто являются
слова греческого и латинского происхождения. В результате получаются
сложные термины, которые чаще всего превышают нормативную длину
слова и поэтому сокращаются:
metro < metropolitan;
tele < television, etc.
Такие термины и усечения, образованные от них, стали международными,
доступными для понимания людей разных национальностей благодаря
корню латино-греческого происхождения [Дубенец 2004: 59].
4.
Влияние разговорного и жаргонного языков. Сокращения
жаргонной и разговорной лексики получают широкое распространение,
например:
AWOL < A Wolf On the Loose (англ. «бабник на охоте»),
5. Влияние других языков на появление и распространение сокращений.
В словарном составе французского, немецкого, русского языков имеется
немало
сокращений-заимствований
из
американо-английского
языка,
например: русск. Интернет - от англ. Internet < International Network; нем.
fax - от англ. fax < facsimile; фр. coke - от англ. coke < coca-cola и др. (при
этом Internet, fax и coke присутствуют во всех данных языках).
К экстралингвистическым причинам возникновения сокращенных
единиц можно отнести следующие:
1. Быстрый темп жизни, развитие современной науки и техники,
информационных технологий, сетевых ресурсов, и связанное с ним стремление передать новые понятия, выраженные сложными словами и
словосочетаниями, более монолитно, компактно, в единой и целостной
форме.
Например: технические термины сети Интернет - HTML < HyperText
Transfer Protocol;
сокращения, используются при общении в чатах и блогах - IMHO < In
My Humble Opinion; RONFLOL , Rolling On The Floor Laughing Out Loud;
ASAP < As Soon As Possible.
2. Решение ряда вопросов в области информации: определение
полезной и избыточной информации в устном и письменном слове; языковая
экономия: устранение избыточных языковых средств информации и
опущение некоторых языковых элементов, связанных с сокращением и
упрощением высказывания; стремление передать информацию посредством
наименьшего количества букв и звуков. При этом необходимо подчеркнуть,
что при сокращении слова чаще всего опускают гласные, оставляя
согласные, так как они несут больше информации, например: HD < Hard
Ware; MSG < Message; LTR < Later и т.д.
3. Широкое использование механических и технических средств
связи, требующих сокращения длинных текстов, а, следовательно, и
длинных словарных единиц.
Среди смс (sms) сообщений сегодня нередко можно встретить
следующие примеры: thx 4 yr help < thanks for your help; pls snd me msg
asap < please, send me a message as soon as possible [Strutt 2003, С. 115].
Таким
образом,
существует
несколько
причин,
приведших
к
возникновению аббревиации в английском языке. Появившись в далеком
прошлом, сокращения привлекали и привлекают к себе внимание
лингвистов,
рассматривающих
разные
проблемы
развития
и
функционирования аббревиатур.
Нас интересуют проблемы современной лексической и графической
аббревиации
в
английском
языке.
В
связи
с
этим,
мы
считаем
целесообразным рассмотреть понятие «аббревиация» и его определения,
выявить общую терминологию исследования и рассмотреть основные
классификации
графических
и
лексических
сокращений,
подробно
проследить историю и причины возникновения современных английских
графических и лексических сокращений, чему посвящены следующие
параграфы исследования.
1.3. Понятие «аббревиация» и его определение
Следует отметить, что ни один термин, равно как и сам процесс
аббревиации, используемые в настоящее время, не получили четкого
определения. Полного единогласия в понимании этих терминов не
существует. Один и тот же термин может использоваться разными
лингвистами для обозначения разных видов сокращений, или, наоборот,
один и тот же тип сокращений обозначается разными терминами.
Неопределённость
терминологии
существенно
затрудняет
изучение
проблемы аббревиации.
Многие языковеды, в частности Д.И. Алексеев, Р.И. Могилевский,
Н.В. Гяч, употребляют термин аббревиация в двух значениях:
1. процесс, связанный с производством новых лексем, способ
словообразования,
в
результате
которого
возникают
аббревиатуры
различных видов, аббревиатурные лексемы, лексические сокращения,
(сложно) сокращенные слова;
2. явление, обусловленное сокращенными записями речи. Это
графическая аббревиация, а сами записи - графические сокращения,
графические аббревиатуры или просто аббревиатуры.
Употребление термина аббревиация в двух значениях пока не
санкционировано нормативными и терминологическими словарями.
Что касается термина аббревиатура, то в словарях отмечается его
двузначность: 1) слово, образованное из названий начальных букв или из
начальных звуков, входящих в исходное словосочетание; 2) то же, что и
сложносокращенное слово. С.Н. Берлизон, описывая свою трактовку
аббревиатуры, также исходит из словообразовательной точки зрения. Он
говорит о том, что аббревиатура представляет собой «своеобразный дериват
производящей основы — развернутого сочетания слов». Аббревиатура имеет
двойственную природу: с одной стороны, это новая лексема со своими
грамматическими показателями, способная сама становится производящим
словом, а с другой, «тесно соотнесена с исходным сочетанием слов,
развернутым обозначением той же реальной действительности, которую
называет сокращенное слово» [Берлизон 1963: 97]. На наш взгляд, такое
понимание аббревиатуры не полностью отражает семантику данного слова,
поскольку оно оттесняет значение графическая аббревиатура на второй
план, тогда как именно оно первично для данного термина, а понятие
лексическая аббревиатура — вторично.
Термин сокращение может пониматься двояко: 1) сокращение как
процесс, связанный с нарушением «морфемной цельности исходной формы
или отдельных ее компонентов» (под исходной формой имеется в виду
«словосочетание, слово или словесный ряд, подвергающиеся сокращению»
[Павлов 1969:4] или уменьшением «протяженности речевого сигнала,
включая уменьшение числа фонем и/или морфем, составляющих слово, и
замену речевого сообщения на естественном языке более экономными
кодами» [Ахманова 2004:440]; 2) сокращение как результат процесса
сокращения, т.е. «образованные из элементов полных форм с целью
уменьшения количества используемых знаков краткие формы слов или
словосочетаний» [Методика стандартизации сокращений русских слов и
словосочетаний 1977:5].
Мы понимаем термин аббревиация вслед за Р.И. Могилевским, Д.И.
Алексеевым и другими лингвистами «расширительно», т.е. как способ
словообразования {лексическая аббревиация) и как явление, связанное с
сокращенными записями речи {графическая аббревиация), в результате
возникают аббревиатуры (лексические и графические соответственно). Из
сказанного следует, что аббревиатура — это новая лексема, возникшая в
результате лексической аббревиации и имеющая статус слова {лексическая
аббревиатура)
или
слова/словосочетания,
сокращенная
письменная
расшифровываемая
при
запись
чтении
полного
{графическая
аббревиатура). Используя в нашей работе термины «сокращение» или
«редуцированная единица» в качестве родного термина, мы считаем
синонимичным термин «аббревиатура».
ГЛАВА 2. СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ
ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВЫХ СРЕДСТВ ИНТЕРНЕТ-ДИСКУРСА.
2.1. Словообразовательные особенности языковых средств интернетдискурса
Словообразование в наши дни является основным путём пополнения
словарного
состава,
который
характеризуется
усилением
роли
словосложения в нем, особенно детерминативного субстантивного
композитообразования и представляет собой раздел лингвистики, предметом
которого являются процессы и результат образования слов в диахроническом
и синхронном аспектах [Павлов 1985; Вашунин 1990: 3-4; Степанова 1963].
Словообразование – это учение об образовании новых слов от
однокоренных слов и возникшее в результате этого формально
семантическое соотношение между дериватом и его производящим словом
[Земская 1992]. В структурном отношении словообразование, по мнению В.
Фляйшера, представляет собой комбинации морфем, с помощью которых
образуются новые слова по образцу или моделям.
Деривация – процесс создания одних языковых единиц (дериватов) на
базе других, принимаемых за исходные, в простейшем случае – путем
«расширения» корня за счет аффиксации или словосложения, в связи с чем
дериват приравнивается иногда к словопроизводству или даже
словообразованию [Большой энциклопедический словарь 1998: 129].
Стоит отметить, что в современном языкознании различают два вида
деривации, в зависимости от характера деривационного значения –
лексическую и синтаксическую деривацию. Одним из первых предложил
деление в словообразовании на лексическую и синтаксическую деривацию
лингвист Е. Курилович. «Лексическая деривация предполагает, что исходное
и производное слова идентичны друг другу по первичной синтаксической
функции. А форма с одним и тем же содержанием, что и у исходной формы,
но с другой синтаксической функцией, является синтаксической деривацией»
[Курилович 1962: 61-62].
Л. Ельмслев называет синтаксическую деривацию транспозицией:
«Первичные синтаксические функции вытекают из лексического значения
частей речи и представляют собой транспозицию, т.е. расширение этих
значений. Мы употребляем термин деривация в широком смысле слова,
понимая под деривацией не только факт образования одних слов от других с
целью передачи синтаксических функций, отличных от функций исходных
слов, но также и тот факт, что одно и то же слово может выступать в разных
вторичных синтаксических функциях» [Ельмслев 1962].
Если рассматривать синтаксическую деривацию как транспозицию,
следует обратиться к высказыванию Р.З. Мурясова о том, что «понятие
транспозиции не лишено внутреннего противоречия. С одной стороны,
транспозиция, будучи межкатегориальной заменой, представляет собой
грамматическое явление, если исходить из концепции, согласно которой
части речи являются грамматическими категориями» [Мурясов 1989: 42].
По мнению Р.З. Мурясова и В.М. Павлова, при синтаксической
деривации имеет место только функциональное переключение слова из
одной части речи в другую без каких-либо изменений его лексического
значения, и так мы допускаем, что категориальное значение не входит в
лексическое значение слова [Павлов 1985; Мурясов 1989: 39-53].
Следующие положения можно привести как основополагающие
причины процесса словообразования в целом:
ение пробелов;
-языковые
причины,
как
начальная
точка
словообразования
овление точности, однозначности.
Приведенные выше причины словообразования актуальны и в рамках
общения в виртуальной среде. Существенная разница состоит лишь в более
тесной связи немецкого словообразования в Интернете с английским языком.
Прежде чем перейти к более глубокому анализу словообразования,
характерного для виртуальной среды общения, рассмотрим категории
словообразования:
– rennen);
– Tag);
– Tür + Haus);
– hämisch).
Обратимся к традиционным категориям словообразования:
– грамматическое или категориальное изменение, такое
как смена части речи слова, без изменения формы;
– процесс создания одних языковых единиц (дериватов)
на базе других, принимаемых за исходные, в простейшем случае – путем
«расширения» корня за счет аффиксации или словосложения, в связи с чем
дериват приравнивается иногда к словопроизводству или даже
словообразованию [Большой энциклопедический словарь 1998: 129];
– сложение или комбинирование лексических
единиц.
Перейдем непосредственно к средствам словообразования и
рассмотрим примеры того, как видоизменяется язык под влиянием
Интернета.
Конверсия – «перемещение слова в другую часть речи, при этом
сохраняется суть основного значения слова и не изменяется структура
слова». «Конверсия – это переход слова в другую часть речи без изменения
своей формы». А.И. Смирницкий пишет, что «конверсия есть такой вид
словообразования (словопроизводства), при котором словообразовательным
средством служит только сама парадигма слова» [Смирницкий 1957: 71].
Конверсия может быть двух типов:
– слово переносится в другую часть
речи без изменений, за исключением приведенных выше аффиксов, таких как
–ung, -heit и т.д.;
еская конверсия – при переносе слова могут проявляться
некоторые изменения, например, добавляться окончание –e, -er, -es, или,
наоборот, окончание –en может редуцироваться или теряться. Saum –
säum{en} Entscheidend – (der / die / das) Entscheidende
Прежде чем приводить примеры деривации, стоит выделить
особенности данного вида словообразования, которые значительно отличают
деривацию от других способов словообразования, например, такого, как
словосложение. При словосложении используется, по меньшей мере, два
слова, которые обладают независимыми лексическими значениями, тогда как
при деривации используется лишь одно слово, к которому добавляется
аффикс, не имеющий конкретного лексического значения.
-heit. Лексема frei складывается с аффиксом heit,
который обладает лишь абстрактным значением.
– Оба слова Haus и Wand являются
отдельными лексемами.
При деривации создается новое слово, новая лексема, а не новая форма
слова. Так, деривация будет отличаться от флексии: brauch-bar, от brauch-t.
Теперь приведем примеры к каждому из видов деривации. Вначале
обратимся к суффиксальной деривации, в которой к основе слова
добавляется суффикс.
Heilig – keit
be-trüg-en
surf-en
Префиксальная деривация:
ver – netzen, aus – suchen
an – schalten, auf – rufen
up – load
Отметим, что порой при суффиксальной деривации в рамках интернетдискурса суффиксы могут появляться в неожиданных местах, например,
таких как:
Forty eightish – 48-ish
При использовании данного суффикса с числительными слова будут
обозначать свою принадлежность к чему-либо. Например, так могут
обозначать уровень своего персонажа на игровых серверах. Уделив внимание
деривации и её отличиям от словосложения, переходим к анализу
последнего. Стоит отметить, что словосложение под влиянием английских
слов в Интернете активно использует их как одну из частей сложения.
Для данной главы самым важным является анализ редукций,
характерных для виртуальной среды общения. Особенно актуальным данный
момент является в силу того, что коммуникация в Интернете стремится к
высокой скорости набора информации, а также к упрощению её передачи изза уменьшения количества знаков, необходимых для набора в ходе
составления сообщения. Приведем следующее определение процесса
редукции: Редукция – «замена лексической единицы предложения на более
её краткую форму, с помощью затухания гласных или потери букв в силу
звучания. Так расширяются лексические границы немецкого языка».
Особенно частотно в Интернете в рамках редукции происходит сокращение
основы слова. При такой передаче слов сокращается количество символов
для ввода, однако сообщение не теряет информативности и смысла.
В данной связи нас интересуют два термина: апокопа и аферезис.
Апокопа – сокращение слова, происходящее от выпадения одного или
нескольких
звуков
в
конце
слова
[Чудинов.
URL:http://www.inslov.ru/htmlkomlev/a/apokopa.html].
Аферезис – утрата начального звука или звуков слова [Варбот.
URL:http://
dic.academic.ru/dic.nsf/etymology_terms/68/Аферезис].
Аферезисные сокращенные единицы состоят в основном из двух, реже
одного слогов, встречаются преимущественно в обиходной разговорной речи
и могут иметь оттенок фамильярности [Косарева 2003: 64].
`til – until, `tis – it is
`tis dangerous to push without minions
(2 faule and müde Spieler nach einem 24 Stunden Marathon):
Spieler 1: `S läuft bei dir?
Spieler 2: `S geht...lass uns noch `n Kaffee reinpfeiffen.
Апокопа в немецком виртуальном языке схожа с языком в реальной
жизни. Например, на конце слов окончание -e также может редуцироваться и
опускаться:
Ich hab = ich habe
Однако интернет-дискурс предлагает нам более интересные примеры
использования апокопы как в английском языке, так и в немецком:
Lass uns spieln, Lass uns zockn.
etwas herunterladen - etwas runterladen
einkaufen – kaufen
Такое явление, как аферезис можно наблюдать, сравнивания диалекты
немецкого языка, свойственные разным регионам Германии. Например, у
некоторых диалектов в словах «heraus» и «hinaus» выпадают частицы «he» и
«hi», тем самым образуя «naus» и «raus». Что касается языков в рамках
виртуального общения, можно встретить следующие примеры использования
аферезиса: i-wie = irgendwie, somehow = smhow i-was = irgendwas i-wo =
irgendwo, somewhere = smwhre vllt = vielleicht, maybe = mb
Пожалуй, можно сказать, что нет чётких правил редукции начала или
середины слова, характерной для интернет-дискурса. Главное, чтобы
редуцированное слово оставалось понятным другим пользователям, а также
желательно, чтобы при произношении редуцированной версии слова, оно
напоминало полную версию слова. Похожим явлением является синереза,
созвучное сложение двух слов в одно без изменения значения слова.
Примерами такого явления в немецком языке могут послужить
следующие выражения:
für das – fürs ; mit dem – mit’m
do not – don’t ; give me – gimme
Часто в виртуальной среде слово подвергается столь сильному
воздействию редукции, что изначальная и конечная форма слова очень
сильно различаются, а догадаться о значении слова можно лишь если
произнести его вслух.
get wrecked = get rekt
Говоря о словообразовательных и морфологических особенностях
виртуальной среды, да и немецкого языка в целом, следует затронуть
феномен Kiezdeutsch – язык немецких улиц или немецкий язык жилых
кварталов. В первую очередь на нем говорит немецкая молодежь. Сам язык
возник из-за столкновения и смешивания различных языков и культур, а
также благодаря разному происхождению его носителей. Впервые
Kiezdeutsch привлек к себе внимание в середине девяностых годов. Стоит
также отметить, что Kiezdeutsch отнюдь не единственное национальное
проявление молодежного языка. Подобное явление присуще и другим
странам. Многие зарубежные ученые подчеркивают тот факт, что
основополагающим фактором появления такого языка стали мигранты из
других стран [Hinnenkamp 2005: 51-103; Keim 2004: 198-226; Auer 2003: 255264].
В рамках Kiezdeutsch язык обнаруживает особенности порядка слов в
предложениях, новых выражениях и заимствованиях, создаются новые
грамматические правила или попросту игнорируются уже существующие.
Например, можно встретить высказывание следующего типа на Kiezdeutsch So die ersten zwei Wochen wir haben uns mit denen verstanden., или – Morgen ich
geh Kino. Обычно в литературном немецком языке глагол, а точнее его
финитная часть, занимает второе место в предложении, а перед ним может
находиться лишь один элемент предложения [Dürscheid 2003: 327-342].
Тенденция к нарушению порядка слов в предложении наблюдается и в
высказываниях в неформальной обстановке, в которых на первом месте
оказывается глагол – Geh’ ich schwimmen mit Freunde [Schwitalla 2003]. Таким
образом, можно сказать, что словообразование и морфология обнаруживают
существенные различия в виртуальной коммуникации, а новообразования
своим появлением подчеркивают актуальность исследований, направленных
на изучение интернет-дискурса. В целях подробного анализа
словообразования в рамках общения в Интернете рассмотрим аббревиатуры
и акронимы.
Реферируемая работа посвящена комплексному изучению нового на
сегодняшний день в отечественной и зарубежной лингвистике самого
глобального средства коммуникации – Интернета – в лингвистическом
аспекте, а точнее Интернет-дикурса и особенностей его языкового
оформления.
Язык тесно связан с действительностью, с жизнью общества, язык
хранит культурные ценности – в лексике, в идиоматике, в пословицах,
поговорках, в фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах
письменной и устной речи1.
Каждая научно-техническая революция, если её рассматривать как
возникновение какой-то новой системы, сопровождается лингвистической
революцией. Формирующийся язык отражает полностью и адекватно
развитие данного аспекта культуры и влияет на общие языковые процессы,
происходящие в обществе.
Английский лингвист Норман Фейрклау характеризует современную
языковую ситуацию в мире как период «технологизации» языка общения, что
можно, в первую очередь, отнести к интенсивному использованию Интернета
во всех сферах жизни общества и широкому использованию лексики,
относящейся к этой сфере2. Многие области науки и техники и ранее в
различные периоды времени выходили на передний план, находились в
центре общественного внимания. Однако, как правило, представители
определенной
технической
отрасли
профессионально
общались
изолированно, в пределах данной группы.
Сегодня Интернет является неотъемлемой частью культуры общества,
одним из основных элементов развития цивилизации. Его специфика
заключается в том, что это не просто значительное техническое изобретение,
но и важное социальное явление. Сегодня Интернет перестаёт быть чисто
технической профессиональной сферой, все члены общества так или иначе
вовлечены в эту деятельность, язык Интернета быстро входит в речевой
репертуар всех членов социума. Более того, большинство данных терминов
сразу же входят в повсеместное употребление, не представляют собой
лексические единицы специализированного использования лишь в рамках
профессиональной занятости. Сегодня можно говорить о новом для
лингвистики понятие – Интернет-дискурсе, и, возможно, даже о новом
направлении в лингвистике – Интернет-лингвистике.
Рассмотрение интернет-дискурса в настоящей работе проводится с
учётом воздействия социальных факторов на язык и ролью языка в жизни
общества, в тесной связи с развитием культуры, на основе достижений
социолингвистики и лингвокультурологии, психологии. Исследование
особенностей интренет-дискурса в данной работе отвечает общей установке
современной лингвистики на антропоцентричность, на необходимость не
только выявлять своеобразие языковых особенностей лексики, но и
объяснять социальные и прагматические факторы использования данного
вокабуляра в процессе коммуникации. Изучение лексического оформления
интернет-дискурса осуществляется с учётом концептуальных характеристик
лексических единиц, в свете достижений когнитивно-функционального
направления лингвистических исследований.
Начало бурному развитию информационных технологий и их импорту
в другие страны было положено в англоязычной стране, США, что
обеспечило особую роль английскому языку как коммуникативному
стандарту интернет-дискурса. С экспансией компьютера и Интернета другие
языки заимствовали слова из английского языка для выражений новых
понятий.
По данным Internet World Stats сегодня в мире насчитывается
приблизительно
1,463,632,361
пользователей
Интернета.
Самым
распространенным языком Интернета естественно является английский.
Общее число пользователей Интернета с английским языком в 2008 году
составляет 430.8 млн. человек, что составляет 29.4% от общего числа
пользователей. Это можно объяснить тем, что, несмотря на то, что всего 320
миллионов человек в мире говорят на английском языке, но еще 1,2
миллиарда человек английский в качестве второго языка. Второе место
занимает китайский язык (276.2 миллионов человек, 18.9% от общего числа
пользователей Интернетом), на третьем месте стоит испанский язык (124.7
миллиона пользователей, что составляет 8.5% от общего числа
пользователей), французский язык (68.2 миллионов пользователей, 4.7% от
общего числа пользователей) и немецкий язык (61.2 миллионов человек, что
составляет 4.2% от общего числа пользователей) занимают всего лишь пятое
и шестое места. Что касается русского языка, то он не входит в десятку
широко используемых языков Интернета3
. Именно с этих позиций анализ особенностей формирования интернетдискурса в сфере использования английского языка имеет не только частное,
но, прежде всего, общее лингвистическое значение.
Актуальность данного исследования определяется необходимостью
системного описания того, как определенная часть современной
социокультурной картины мира отражается в языковых явлениях,
систематизации и детальном описании нового явления для современной
лингвистики интернет-дискурса.
Язык Интернета, его характеристики, особенности функционирования
привлекают внимание отечественных и зарубежных языковедов на
протяжении долгого времени: изучаются свойства языка Интернета как
специфического средства коммуникации, предсказываются возможности
влияния интернет-лексики на стандартный язык (Бейрон 1984; Кристал 2001,
Горошко 2001, 2005, 2006, Обухова 2007), описывается язык общения в
Интернете неформального («чаты») и формального («конференции»)
характера (Херринг 1995; Бергельсон 1999; Борисова 2005; Капанадзе 2001;
Галичкина 2001), составляются классификации интернет-метафор в
английском и русских языках (Палмквист 1996; Айдайчич 1999; Войкунский
2001, Обухова 2007), определяются характеристики русского языка,
используемого в российском Интернете (Трофимова 2001; Ермакова 2001;
Иванов 2000), проводится сопоставительный анализ языкового оформления
англо- и русскоязычных веб-страниц (Атабекова 2002), проходят
исследования художественных жанров, зародившихся и существующих в
интнернете (Попова 2009), языков сформировавшихся в интернете
(Сидорова, Шувалова 2006). Однако остается целый ряд проблем, которые
ещё не получили должного освещения с точки зрения современных
направлений лингвистики: механизм формирования интернет-дискурса, его
системное описание, сущность концептуальных интернет-метафор в
интернет-дискурсе, общий неформальный характер интернет-дискурса,
взаимодействие интернет-лексики и нормативного национального языка в
рамках данного типа дискурса, не до конца разработана проблема
стилистического многообразия интернет-дискурса.
Цель работы состоит в том, чтобы раскрыть механизм языкового
оформления Интернет-дискурса, рассмотреть проблему жанров интернетдискурса, обратив особое внимание на стилистическое многообразие
интернет-вокабуляра. Также проследить и сформулировать основные
механизмы формирования интернет-лексики, объяснить особый характер
функционирования когнитивной метафоры, являющейся основным способом
концептуализации понятий в интернет-дискурсе, выделить основные
особенности лингвокультурологического поля Интернет.
Поставленная цель определяет следующие задачи исследования:
o определить организацию Интернет-дискурса, выявить специфику
семантических трансформаций лексики, которая оформляет интернетдискурс;
o систематизировать, объяснить и описать основные жанры интернетдискурса;
o установить с точки зрения этимологической истории структурные и
функциональные особенности словаря, установить концептуальные
свойства и когнитивные характеристики;
o выявить особый характер концептуальной метафоры и наиболее
распространенные метафорические концепты в англоязычном
интернет-дискурсе;
o проследить особенности взаимодействие интернет-вокабуляра и
стандартного языка;
o объяснить влияние интернет-лексики на общую картину речевого
поведения общества и на эволюцию речевого стандарта
Цели и задачи исследования определили структуру диссертации.
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка
использованной литературы.
Во введении аргументируется выбор темы исследования, определяется
ее актуальность, новизна, теоретическая значимость и практическая
ценность, а также цели и исследовательские задачи. Первая глава посвящена
теоретическим основам изучения дискурса и жанров интернет-дискурса.
Содержанием второй главы является исследование интернет-лексики с
позиций когнитивной лингвистики. В третьей главе представлены
лексическо-стилистические особенности интернет-дискурса. В заключении
обобщаются результаты исследования. Список использованной литературы
насчитывает более двухсот источников.
Для решения поставленных задач в работе применяется комплексная
методика
исследования,
проводится
этимологический
анализ,
словообразовательный, используется методика компонентного анализа, а
также методики принятые в социолингвистике и когнитивной лингвистике; с
помощью разнообразных верификационных процедур проверяется
правильность и подтверждается достоверность сделанных выводов, метод
сплошной выборки, компонентный и контекстуальный анализы, дискурсный
анализ.
Объектом исследования является интернет-дискурс как особая сфера
функционирования языка, его жанры, стилистическое многообразие
интернет-вокабуляра.
Предметом изучения явилось интернет-общение как специфический
дискурс, жанры интернет-дискурса и сферы использования интернетлексики, особенности категоризации и концептуализации единиц интернетвокабуляра, структурно-семантические особенности интернет-вокабуляра,
семантические трансформации в формировании интернет-вокабуляра, место
терминов и языка профессиональных пользователей сетью и обывателей в
интерет-вокабуляре и их связь с жанровыми характеристиками интернетдискурса, а также различные типы жаргона, существующие в Сети.
Достоверность полученных результатов достигается апробированными
в лингвистике теоретическими предпосылками и анализом большого корпуса
фактического материала. Материалом для исследования послужили 6 000
лексических единиц английского языка, отобранных из современных
английских словарей различных типов, из текстов, посвященных явлению
Интернета, из художественных произведений современной американской и
русской литературы; привлекались также научные статьи, содержащие
сведения о влиянии Интернета на языки других стран.
На защиту выносятся следующие положения:
1. В связи с интенсивным внедрением в жизнь общества компьютера и
Интернета формируется особый вид дискурса - Интернет-дискурс;
своеобразной является сфера его появления и распространения –
электронная, глобальная, интерактивная. Специфика Интеренетдискурса проявляется во всех областях: имеются особенности
графические и орфографические, лексические, грамматические. Таким
образом, появляется новый тип дискурса - устно-письменный дискурс.
2. Интернет-дискурс представляет собой процесс создания текста в
совокупности
с
прагматическими,
социокультурными,
психологическими факторами, целенаправленное социальное действие,
включающее взаимодействие людей и механизмы их сознания –
когнитивные процессы.
3. Наиболее яркой индивидуальностью отличаются лексические свойства
Интернет-дискурса, что проявляется как в наборе лексических единиц,
так и в их соотношении и функционировании. В языке формируется
особая лексическая подсистема, которая имеет собственные языковые
особенности
и
обладает
особыми
социокультурными
характеристиками. Использование знакомой лексики создаёт эффект
непринуждённости, доверительности, помогает установить контакт с
массовой аудиторией, сделать сложные технические понятия ближе
пользователю.
4. Интернет-дискурс имеет собственные жанры, в которых реализует как
общие, так и индивидуальные свойства, характерные для данного типа
дискурса.
5. Лексика Интернета имеет промежуточный системно-языковой статус,
обладает чертами как письменной, так и устной разновидности языка;
сохраняет отдельные черты профессионального технического жаргона
и активно использует общеупотребительную лексику, подчиняется
имманентным закономерностям определённого языка и формируется
по принципам образования неформальной лексики. Это обусловлено
функциональной спецификой использования данной лексики,
социально-культурными
факторами
ее
возникновения
и
распространения.
6. Основным способом выражения компьютерных и интернет-понятий в
интернет-дискурсе является метафора. Метафора в языке Интернета
имеет особый характер и отличается от классической. Метафоры в
интернет-дискурсе являются яркими сочными, которые, с одной
стороны, соотносятся с техническими концептами, с другой стороны,
строятся на основе обыденных, повседневных концептов жизни
человека, что позволяет анализировать данный тип как
концептуальную метафору; распространены случаи развернутой, или
расширенной, метафоры.
7. Отличительной чертой Интернет-лексики является совмещение
разностилевых элементов, включение разговорных слов и оборотов,
элементы языковой игры, использование фразеологизмов разных
структурных типов, употребление характеризующих слов в составе
описательных определений, коннотативных слов и словосочетаний,
косвенно отражающих оценку описываемого явления.
Выносимые на защиту положения составляют новизну диссертации.
Теоретическая значимость полученных результатов заключается в
наглядной демонстрации взаимоотношения особой подсистемы лексики
интернет-дискурса и национального языка, а также в возможности
использования разработанной методики анализа для описания иных типов
дискурса. Категоризация и концептуализация имеют непосредственное
отношение к проблеме формирования Интернет-вокабуляра, которые
представляют собой широкий спектр вопросов. С одной стороны, лексика
Интернета создаётся в основном на базе стандартного языка, с другой
стороны, влияет на развитие стандартного языка, играет роль в
формировании его современного состояния.
Выводы о преобладании неформальных способов создания новой
лексики имеют теоретическую значимость, свидетельствуют об
универсальном характере формирования специальных языковых подсистем,
предназначенных для широкого использования обществом; по такой же
схеме создаются языковые подсистемы, обслуживающие такие сферы жизни
общества, как экономика, бизнес, финансы.
Теоретические выводы по работе объясняют отдельные аспекты
динамики современных языков и эволюции речевых стандартов, которые
прослеживаются в большинстве языков мира, т.е. имеют место
конвергентные тенденции, являющиеся специфической приметой языкового
развития современной цивилизации.
Практическая ценность определяется возможностью использовать
материалы исследования в вузовских курсах по общему языкознанию,
лексической семантике, лексикологии и стилистике английского языка, в
практике преподавания английского языка и перевода на факультетах
иностранных языков и филологических факультетах, отдельные положения
работы могут использоваться при разработке рекомендаций для оптимизации
компьютерного общения. Работа может быть интересна и полезна для
широкой аудитории пользователей Интернета.
Апробация работы: проходила на межвузовских и международных
конференциях в городах Москве, Самаре, Туле и Коломне (2004-2009 гг.),
материалы исследования обсуждались на научных семинарах и заседаниях
кафедры английского языка Государственного образовательного учреждения
высшего
профессионального
образования
Московской
области
«Коломенский государственный педагогический институт», теоретической и
прикладной лингвистики Государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Московский государственный
областной университет». А также в ходе проведения автором спецсеминара
по теме «Влияние Интернета на современный английский язык» для
студентов 4 и 5 курсов факультета иностранных языков ГОУ ВПО МО
«КГПИ». Основные результаты исследования изложены в шестнадцати
публикациях, из которых одна монография по теме диссертационного
исследования.
Основное содержание работы
What is truly remarkable is that so many people have learned so quickly to
adapt their language to meet the demands of the new situations, and to exploit the
potential of the new medium so creatively to form new areas of expression. It has
all happened within a few decades… The arrival of Netspeak is showing us homo
loquens
at
its
best.
D. Crystal “Language and the Internet”
Возникновение Интернета в конце 60-х годов как ещё одного
коммуникативного канала передачи данных, а затем как средства массовой
коммуникации в XXI веке привело к появлению не только глобальной
информационной среды, но и особых виртуальных миров, сетевых сообществ
и блогов, сетевой культуры и сетевого языка, обслуживающих этот,
появившийся не столь давно, сегмент социальной реальности. И этот новый
мир Интернета стал столь масштабен, разнообразен, интересен и
непредсказуем в своем развитии и влиянии, что целый ряд ученых,
представляющих самые разнообразные гуманитарные дисциплины,
приступили к изучению Сети.
По своей значимости и влиянию на развитие мировой цивилизации и
научно-технического прогресса Интернет стал символом нашей эпохи –
эпохи информационного общества и культуры постмодерна4.
Также на настоящий момент уже можно говорить о возникновении как
особого электронного письма (третей формы речи, наряду с устной и
письменной) (Collot & Belmore 1996; Yates 1996), так и определенной
коммуникативной среды, которую оно обслуживает. Некоторые лингвисты
говорят также и о появлении виртуальной языковой личности (Сrystal 2001).
Его революционное воздействие на язык и общение некоторые
лингвисты приравнивают к созданию первого печатного станка И.
Гуттенбергом (Леонтович 2001; Crystal 2004). В англоязычной научной
парадигме для определения этого нового электронного языка используются
различные термины: е-language, netlingo, e-talk, geekspeak, netspeak, weblish
(Thurlow 2001; Crystal 2001) и т. д., а коммуникативное пространство его
функционирования
называют
КОК
(компьютерно-опосредованной
коммуникацией) (СМС) . Однако следует заметить, что термин СMC
используется двояко, обозначая как функциональную разновидность языка,
так и особую коммуникативную среду. В отечественной лингвистике
принято употреблять термины язык Интернета (Трофимова 2004), а СMC
обозначается как электронная коммуникация, виртуальная, Интернеткоммуникация (Горошко 2004; 2004, 2005) или же компьютерный или
электронный дискурс (Галичкина 2001; Кондрашов 2004). Их употребление в
основном определяется или дисциплинарными рамками (например, в
социологии больше говорят об Интернет-коммуникациях, а в теории
коммуникации и лингвистике о КОК), или контекстуально, (например,
электронная коммуникация, помимо общения посредством Интернета,
охватывает общение, осуществляемое с помощью других коммуникационных
платформ, например средствами мобильной телефонии) (Иванов 2003).
Некоторые исследователи КОК «разводят» понятия электронное общение и
электронный дискурс, считая второе более узким понятием, описывающим
языковые и речевые особенности компьютерного «текстового» общения,
изучаемые методами дискурсивного анализа. Таким образом, в своей работе
мы придерживаемся мнения, что электронный дискурс является составной
частью более широкого понятия электронная коммуникация5. Мы же
считаем, что одним из видов электронного дискурса является Интернетдискурс и именно это понятие наиболее ярко демонстрирует сложившуюся
сегодня языковую ситуацию. Именно общение в Интернете накладывает
наибольший отпечаток на процессы, происходящие в языке. Так как изо всех
электронных средств на сегодняшний день наибольшей популярностью
пользуется именно Интернет. Не секрет, что даже операторы мобильной
связи и создатели мобильных (сотовых) телефонов в обязательные опции
включают доступ и Интернет, все более или менее значимые молодежные
проекты создают WAP порталы.
Итак, дискурс - многозначный термин ряда гуманитарных наук
(лингвистики, социальной семиотики и политологии, философии,
социологии, психологии); предмет которых прямо или опосредованно
предполагает изучение функционирования языка. Поэтому данный термин
имеет разные толкования. В лингвистической науке высказываются
различные мнения по поводу понимания термина «дискурс»; существует
множество работ, посвященных трактовке понятия «дискурс» (М.Фуко, Ж.
Деррида, Ю. Кристева, Ю.С. Степанов, З.С. Хэррис, Э. Бенвенист, И. Р.
Гальперин и др.), рассматриваются соотношения «дискурса» и
«устного/письменного текста» (Т.А. ван Дейк, Е.С. Кубрякова, О.В.
Александрова, Н.Л. Фейрклау). Общая теория дискурса содержит два
ключевых категориальных термина – текст и дискурс, которые выполняют
метатеоретическую функцию для оценки эволюции и современного
состояния этой теории. Современному пониманию сущности дискурса
способствуют как работы, в которых фигурирует понятие дискурса (Grimes
1975, Sinclair & Coulthard 1975, Longacre 1983, Арутюнова 1990, Кибрик
1994, Борботько 1998, Кубрякова 2000, Демьянков 2002, Макаров 2003,
Стернин 2003, Демьянков 2003, Карасик 2004, Правикова 2004, Бессонова
2004, Филоненко 2005, Гвишиани 2007, Полубиченко 2007, Павлова 2008,
Сидоров 2009 и др.), так и научные исследования по теории текста (Halliday
& Hasan 1976, Гальперин 1981, Зарубина 1981, Москальская 1981, Quirk et al.
1985, Тураева 1986, Кухаренко 1988, Каменская 1990, Богданов 1993,
Залевская 2001, Николина 2007, Татару 2008 и др).
«Дискурс – это «язык в языке» (Ю.С. Степанов 1995), но
представленный в виде особой социальной данности. Дискурс существует,
прежде всего, и главным образом, в текстах, но таких, за которыми встает
специфика
лексикона,
особые
правила
словоупотребления
и
предпочтительность синтаксических структур, - в конечном счете – особый
мир. Это – «возможный (альтернативный) мир» в полном смысле этого
логико-философского термина; каждый дискурс – это один из «возможных
миров» (Ю.С. Степанов 1995). В нашем случае это динамично
развивающейся мир Интернета, характеризующийся особым Интернетлексиконом, семантическими процессами в лексике, особенностями
словоупотребления и синтаксиса.
Разнообразные жанры общения в Интернете представляют собой
реализацию Интернет-дискурса, т.к. здесь имеет место языковое выражение
когнитивного процесса восприятия определенной концептосферы (Интернет,
в его отдельных проявлениях – концептах). Доказательством тому служит
установление прагматических, социокультурных, психологических факторов,
описание целенаправленного социального действия речепроизводства,
выявление эмоционального отношения к определенному концепту,
интерпретация оценки данного явления, декодирование средств
формирования определенного мнения об описываемом событии или явлении,
дешифровка
факторов
побуждения
участника
коммуникации
к
определенным действиям и реакциям.
Являясь одним из типов электронного дискурса, Интернет-дискурс
обладает его чертами, а также имеет собственные особенности, которые и
представляют собой предмет нашего исследования. В работе тексты,
представляющие разные жанры Интернет-дискурса и лексические единицы,
рожденные в Интернете, рассматривается как продукт процесса порождения
и объект интерпретации, в то время как Интернет-дискурс представляет
собой динамично развивающейся лингвистический феномен, частью
(продуктом) которого является текст. Есть все основания считать, что анализ
текста является частью анализа дискурса, который включает социальные
условия, предопределяющие порождение и восприятие текста, ментальные
процессы и другие экстралингвистические факторы (см. Н.Л. Фейрклау, Е.С.
Кубрякова, О.В. Александрова). Представляется, что анализ подобранных
текстов с помощью комплексной методики позволяет одновременно выявить
специфику когнитивного процесса, процесса речепроизводства, и сделать
выводы о характерных особенностях Интернет-дискурса.
Среди российских лингвистов, глубокий теоретический анализ места
компьютерной коммуникации в системе общения, а также обоснование
трактовок понятий «общение» и «дискурс» и описание конститутивных
признаки компьютерного или электронного дискурса впервые был
предпринят Е. Н. Галичкиной6. Дискурс, по мнению исследовательницы,
представляет собой сложное явление, которое предполагает несколько
ракурсов рассмотрения. В коммуникативном аспекте дискурс предстает как
вербальное общение; в структурно-семантическом - как фрагмент текста,
превышающий уровень предложения; в структурно-стилистическом - как
нетекстовая организация разговорной речи; в социально-прагматическом как текст, погруженный в ситуацию общения7.
Е. Н. Галичкина выделяет также следующие конститутивные признаки
компьютерного дискурса: 1) электронный сигнал как канал общения; 2)
виртуальность; 3) дистантность, т.е. разделенность в пространстве и во
времени; 4) опосредованность (осуществляется с помощью технического
средства); 5) высокая степень проницаемости; 6) наличие гипертекста; 7)
креолизованность компьютерных текстов; 8) по преимуществу статусное
равноправие участников; 9) передача эмоций, мимики, чувств с помощью
«смайликов»; 10) комбинация различных типов дискурса; 11) специфическая
компьютерная этика8.
Многие лингвисты вслед за Е. Н. Галичкиной считают электронный
сигнал базовым признаком компьютерного общения (Смирнов 2004;
Макаров 2006, Горошко 2007). Вполне обоснованным представляются также
утверждения исследовательницы о дистантности и опосредованном
характере электронной коммуникации. Интернет действительно объединяет
людей, удаленных друг от друга в пространственном и временном
отношении. Взаимодействие между ними осуществляется через посредство
целого ряда технических средств.
В своей работе мы выделяем особенности интернет-дискусра на разных
уровнях
языковой
системы:
лексическом,
орфографическом,
грамматическом, существует также специфическая этика (netiquette), под
которой понимается совокупность культурно-обусловленных принципов и
правил поведения людей, общающихся в среде Интернета.
Важными характеристиками интернет-дискурса являются разнообразие
жанров. В последнее время коммуникативное пространство Интернета стало
своеобразной жанропорождающей средой, которая способствовала как более
интенсивному развитию жанроведения в целом, так и возникновению новых
жанров, свойственных только этой информационной среде. Согласно
определению М. М. Бахтина жанр это «…устойчивый тип текста,
объединенный единой коммуникативной функцией, а также сходными
композиционными и стилистическими признаками»9
. С помощью системы жанров определенным образом упорядочивается
наше общение и производимый человеком текст в любой его форме (устной,
письменной, электронной). На наш взгляд наиболее удобный для
филологического анализа Интернет-вокабуляра являются классификации
дигитальных жанров предложенные Д. Кристаллом и Л.Ю. Ивановым, так
как они обладают набором конструктивных жанровых признаков.
Так, профессор Д. Кристал выделяет пять жанров или основных
ситуаций использования Интернета (broad Internet-using situations):
электронная почта, синхронные и асинхронные чаты, включая BBS (bulletin
board system – электронная доска объявлений), виртуальные миры (MUDs),
Всемирная паутина10
.
Каждая из четырёх ситуаций использования Интернета обладает
собственными языковыми особенностями. Так, например электронные
письма имеют свою композиционную структуру: титульная страница
содержит сведения об отправителе письма, тему письма, текст письма,
указания на приложения, если они есть, дату посылки письма.
Среди электронных писем есть деловые и личные письма. О.Ю.
Анисенко отмечает, что для современных деловых писем становится
обычной реализация тенденции к разговорности, и вследствие этого
употребление языковых элементов неформального общения (разговорных
слов и выражений, обращений по имени, вопросительных и восклицательных
предложений, эллиптических конструкций и т.д.). Сейчас можно говорить о
том, что основной чертой e-mail является возрастающий уровень
разговорности, главными признаками которой являются спонтанность,
неофициальность, диалогичность, ситуативная закреплённость, тенденция к
краткости и экспрессивности. Именно своеобразная диалогичность e-mail
позволяет автору письма заранее быть уверенным в незамедлительном
получении нужного ему ответа от адресата. Этот диалогический характер
электронных сообщений обуславливает их неформальную организацию,
имитирующую разговорную спонтанную речь. Чем более неофициальным
является письмо, тем большее приближение к разговорной речи мы
наблюдаем11
.
Интересный анализ теории речевых жанров в приложении к Интернету
содержится в работе Л. Ю. Иванова12
. В своей классификации Л.Ю. Иванов предлагает выделять следующие
жанры:
1. Общеинформационные жанры или жанры новостей. СМИ в
Интернете разделяются на имеющие традиционные «бумажные» аналоги и
на собственно сетевые СМИ, которые на бумаге вообще не издаются.
2. Научно-образовательный и специальные информационные жанры
(электронные научные и учебные издания, интерактивные учебные курсы,
виртуальные факультеты и университеты и т.д.).
3. Художественно-литературные жанры присутствуют в Интернете во
всем своем разнообразии. Пополнение происходит, в основном, за счет
традиционных литературных произведений, которые были опубликованы на
бумаге, а затем перенесены в Сеть, но существует и ряд писателей, пишущих
лишь в Интернете.
4. Развлекательные жанры Интернета. Среди них – жанры,
объединенные юмористической или эротической направленностью.
5. Жанры, оформляющие неспециальное, непрофессиональное
общение. Это, прежде всего, всевозможные дискуссионные группы, чаты или
IRC в MUD. К жанрам, оформляющим неспециальное общение, относятся
также гостевые книги, письма электронной почты, избранные почтовые
рассылки, социальные сайты и др.
6. Деловые и коммерческие жанры (профессиональные и
непрофессиональные коммерческие доски объявлений, аналитические
обзоры рынков и отраслей, информационные письма, информация на сайтах
крупных компаний (корпоративных сетей), имеющая не только рекламный,
но и технический и познавательный характер, баннеры).
Также Л.Ю. Иванов предлагает разделить жанры на исконно сетевые,
т.е. порожденные самим использованием языка в сети (чаты и дискуссионные
группы), и заимствованные Интернета из других сфер общения (аннотации
научно-технических статей или передовицы электронных СМИ).
Наиболее характерные особенности языка Интернета и интернетдискурса исследователи выделяют как раз на базе исконных сетевых жанров.
Именно в них наиболее полно реализуются языковые новации. На базе их
изучения проще выявляются возможные направления воздействия языка
Интернета на общелитературный язык. В заимствованных жанрах Сети
определить различия труднее. Отдельные заимствованные жанры могут
почти не отличаться друг от друга в виртуальном и «бумажном» варианте.
Особенности таких жанров часто продолжают определяться, в первую
очередь, не столько фактом их бытования в Интернете, сколько той
функциональной разновидностью языка или сферой общения, из которой они
перешли в Интернет. Некоторые из заимствованных жанров тяготеют к
разговорной речи, сленгу или жаргону, другие обладают признаками
специальных языков, третьи принадлежат языку художественной
литературы. Внутри жанров складываются новые жанры и подъязыки. Так в
Интернете зародился новый жанр художественной литературы – фэнфикшен
(Попова 2009), который пока не вышел за рамки Интернета. Также к жанрам
художественной литературы в Сети можно отнести, так называемую,
сетературу. Сейчас Интернет хранит колоссальные объемы информации
лингвистического характера, в том числе и литературных текстов различных
жанров, созданных как профессиональными авторами, так и любителями, а
порой графоманами, которым негде выплеснуть свои «нереализованные»
таланты.
Сегодня современная литература заимствует жанры в Интернетдискурсе. Так роман Ирины Хакамады «Success [успех] в большом городе»
написан в жанре блога с элементами живого журнала (live journal) с
использованием эмотиконов, сокращений, у героев есть сетевые имена
(ники), а не традиционные имена. В каждой главе есть рубрика FAQ
(frequently asked questions), так же как и в блогах вопросы участников и
ответы «хозяина» блога разделены графически (написаны разными
шрифтами). Нашумевший детективный роман Бориса Акунина «Квест.
Роман - компьютерная игра» создан по принципу компьютерной игры. Герои
переходят с уровня на уровень, в конце каждого уровня необходимо дать
ответ на вопрос, если читатель этого делать самостоятельно не хочет, есть
ключи с другой стороны книги, как у любой компьютерной игры есть
подсказка в Интернете как перейти на другой уровень.
Что же касается подъязыков в Интернет-дискурсе, то одним из
примеров нового специфического подъязыка, сложившегося в рамках, в
основном чатов, является эротическое киберпространство и язык,
обслуживающий этот жанр, который проф. Борисова Л.М. называет языком
любовных интернет-посланий или языком «соблазна» в Интернете13
.
Язык Интернета совмещает в себе признаки письменной и устной речи,
а
также
обладает
собственными
свойствами,
опосредованными
компьютерным общением, поэтому язык Интернета является новым видом
общения, новым типом дискурса14
. Мы предлагаем назвать данный вид дискурса – устно-письменным
дискурсом. Потому что основной формой существования коммуникации в
Интернете является письменная форма, но все каноны письменной речи здесь
повсеместно нарушаются, так как общение в большей мере носит
неформальный характер.
Есть ещё ряд особенностей, которые отличают язык Интернета от
письменной речи. Письменная речь всегда тщательно продумана,
организована, проверена и исправлена, ясна. В этом отношении к
письменной речи ближе всего Всемирная паутина, дальше всего чаты и
виртуальные миры. Что же касается электронных писем, здесь ситуация
двоякая. Некоторые люди отправляют сообщения без проверки, не
беспокоясь об опечатках, ошибках в правописании, другие же, наоборот,
внимательно проверяют свои послания, даже внимательнее, чем обычные
письма, чтобы избежать «скандала». Язык Интернета близок к
традиционному письму тем, что в нём отсутствуют внеязыковые элементы,
хотя текст веб-страницы содержит визуальные элементы такие, как
фотографии, карты, диаграммы, анимации, которые помогают лучше понять
текст. В виртуальных мирах тоже есть визуальные средства подкрепления
текста, а также сигналы-инструкции такие, как «Move North» или «Leave
through the East door».
Язык Интернета проявляет больше сходств с письменной формой речи.
Язык Всемирной паутины ближе всех к письменной форме речи, язык чатов
демонстрирует больше всех различий от письменной речи, язык же
виртуальных миров и электронных писем занимает промежуточную
позицию.
Язык Интернета, сочетая в себе признаки устной и письменной формы
речи, отличается от них. Это средство коммуникации может делать то, что
другие средства делать не могут, следовательно, его надо рассматривать как
новый вид коммуникации. Д. Кристал охарактеризовал сущность этого вида
коммуникации оригинальной формулой: «устная форма речи + письменная
форма речи + признаки, опосредованные компьютером». Это средство
общения больше, чем просто гибрид письма и речи. Электронные тексты не
похожи на другие тексты. Они обнаруживают непостоянность, синхронность
(будучи доступны на многих компьютерах сразу), они обладают
проницаемыми границами (из-за возможности текста быть объединённым
внутри других текстов или содержать ссылки на другие тексты). Все эти
особенности накладывают отпечаток на язык, и вместе с признаками,
свойственными устной и письменной форме речи, делают язык Интернета
настоящим третьим средством общения15.
Нарушение норм письменной речи происходит на всех уровнях языка:
I. На лексическом уровне:
1. Использование слэнговых выражений, таких как: go offline –
поговорить с глазу на глаз, drill down – обсуждать в деталях, be in hour glass
mode – не обращать внимание на слова другого человека. Порой
используются нецензурные выражения.
2. Использование большого количества аббревиатур и акронимов. Это
может служить средством экономии времени и усилий в процессе общения,
выступать маркером принадлежности к определённой группе, скрывать
вульгарный, неприличный элемент, который забывается в сокращённой
форме, теряет эффект непристойности и становится лишь показателем
разговорного неформального стиля общения, может служить средством
засекречивания информации. При этом аббревиации подвергаются не только
отдельные слова и словосочетания, а порой и целые предложения, например:
AWHFY (Are we having fun yet?), GMTA (Great minds think alike), ICWUM (I
see what you mean), MLNW (Make love not war), WTFIGO (What the fuck is
going on?). Более того, в электронной среде используются не только
типичные для современного английского языка типы аббревиатур, но и
«рождаются» и активно функционируют компьютерные виды аббревиатур
такие, как цифровые аббревиатуры (GR8, T2UL), «звуковые» аббревиатуры
(cu, r), клавиатурные аббревиатуры (sk%l, ki$$).
3. Словообразовательные процессы в языке Интернета имеют свои
особенности. Несмотря на то, что в Интернете создаются новые слова,
происходит это по типичным для данного языка моделям, в соответствии с
принятыми в данном языке способами словообразования, такими, как
аффиксация (mailer, windowfull, froggy(program)), словосложение (wiredhead,
webcam, netman), конверсия (flame – to flame, Gopher – to gopher),
аббревиация (cyberchondriac, bot, nym). Частотными аффиксами являются
такие специфические префиксальные новообразования, как “e-” (от e-mail): emoney, e-shop; at-/@-: atsign, @-party; info-: infomercial, infomania, а также
традиционные суффиксы, свойственные обыденной лексике: -er: browser,
server; -ing: eavesdropping, mirroring; -ity: dubiosity, obviosity; -full: folderfull,
screenfull; суффиксы, свойственные научной лексике: -itude: hackitude,
geekitude; -en: vixen, matrixen; -oid: nerdoid, modemoid; -able: crackable,
clickable; суффиксы, свойственные разговорной лексике: -ie/y: newbie, geeky.
Особенностью словообразовательных процессов является то, что аффиксы
часто прибавляются к словам, которые в нормативном языке не принимают
таких аффиксов, что может быть охарактеризовано как своеобразная игра
слов, которая придаёт ироничный оттенок, лёгкость восприятия,
обеспечивает быстроту усваивания, позволяет принимать Интернет без
боязни
и
недоверия.
Некоторые
слова
обретают
небывалую
жизнеспособность, обрастая целым словообразовательным гнездом, ср.:
spam, spammer, spamming, antispam firm, вступают в связь с другими словами,
развивая сочетаемостные свойства, ср.: delete the spam, spam filters, be
promoted in spam [Stone 2006].
Анализ производных лексем, имеющих в своём составе суффикс –er,
показал, что их основы не однородны, представляют собой несколько групп:
в первую входят мотивированные слова, сохраняющие значение корня,
сохраняющие концептуальное значение, но употребленные в ином контексте
– интернет-контексте, например, server – сервер; mailer – почтовая
программа; ко второй группе относятся слова, которые сохраняют лишь одну
концептуальную сему, например, lamer – необученный или бестолковый
пользователь; третью группу составляют производные, основу которых
представляют собой нормативные единицы языка, но уже переосмысленные,
которые участвуют в словообразовательном процессе в метафорическом
значении, например, browser – браузер; surfer – интернет-пользователь; к
последней группе относятся слова, в которых –er не является суффиксом,
например, Finger – программа, сообщающая информацию о пользователе,
зарегистрированном на определённом компьютере; mail filter – программа,
которая проверяет входящие электронные сообщения и не принимает те,
которые не интересуют пользователя.
4. Характерной чертой российского Интернет-дискурса является
использование участниками общения так называемого жаргона падонков или
«олбанского» язык. Этот феномен широко распространился в Рунете в начале
XXI века стиль употребления русского языка с фонетически почти верным,
но нарочно неправильным написанием слов (т. н. эрративом), частым
употреблением мата и определённых штампов, характерных для сленгов.
Наиболее часто используется при написании комментариев к текстам в
блогах, чатах и web-форумах16.
II. На уровне синтаксиса и пунктуации:
1. Характерной чертой пунктуации языка Интернета является
тенденция к аграмматизму, т.е. отклонению от пунктуационных норм
литературного языка со стороны продуцента текста. Тем не менее, нельзя
сказать, что пренебрежение знаками препинания стало всеобщим увлечением
в дискуссионных группах. Образцы правильной расстановки знаков
препинания, к счастью, все еще встречаются. Употребление знаков
препинания зависит от человека. Некоторые участники соблюдают
общепринятые правила пунктуации, другие соблюдают их, только тогда,
когда это необходимо, или чтобы избежать двусмысленности, а есть люди, не
употребляющие их вообще, либо из-за того, что им приходится быстро
печатать, либо, не осознавая того, что их высказывание может быть не
совсем понятным. Очень широко используются символы, не являющиеся
частью традиционной пунктуации, например, #. Могут встречаться
совершенно необычные комбинации знаков пунктуации такие, как
многократные точки (…) (для выражения паузы), дефисы (---), запятые (,,,,).
Экспрессивное отношение к чему-либо или акцентуация чего-либо может
передаваться беспорядочным использованием пунктуации: !!!!!! или $$%!
В Интернете встречаются также символы, заимствованные из языков
программирования, например, употребление восклицательного знака в
начале предложения для выражения отрицания (!interesting = not interesting)
или стрелка для обозначения местонахождения (dc holyhead = ‘dc lives in
holyhead’). Новые комбинации знаков препинания могут приобретать в языке
Интернета новые значения как, например, в случае со смайликами: %-(
confused, :-o shocked, amazed, ;-( crying. Звёздочки обычно используются для
выделения того или иного слова, например, This is a * very * important point.
Некоторые «интернетчики» используют звёздочки для того, чтобы
обозначить воображаемые действия или выражения лица (*grin*, *groan*),
хотя чаще для этого используются угловые скобки (<grin>, <groan>).
На синтаксическом уровне можно также отметить использование
элептических предложений и большое количество эмфатических
конструкций в речи пользователей.
III. На грамматическом уровне.
Изменения на грамматическом уровне в языке Интернета не так
масштабны, когда они имеют место, они всегда ограничены какой-то особой
ситуацией или группой пользователей. Например, редупликация глагола
встречается в чатах, но все же этот феномен нельзя считать повсеместным.
Глагол используется дважды подряд для выражения, например, удовольствия
или боли, сарказма или раздражения, или просто для того, чтобы обозначить
конец высказывания, ср. You should see the reaction. Flame, flame./How about
that! Win, win. [‘the program has performed successfully’]/I deleted your message.
Lose, lose! [‘I’m stupid’]/What you do that for? Barf, barf. [‘I’m disgusted’].
Использование приёмов языка программирования, которые влияют на
изменение традиционных грамматических конструкций, очень ограничено.
Например, символ P (нотация из языка программирования LISP) иногда
ставится в конце слова для того, чтобы образовать вопрос, обычно общий:
GlobeP = are you going to the Globe? Просвещённые могут ответить,
используя T [‘true’] или NIL [‘no’]17.
Для придания общению большей эмоциональности была разработана
целая семиотическая система, функционирующая только в электронной среде
– этой так называемые эмотиконы или, более часто встречающейся вариант
именования – смайлики (;-) – подмигиваю; :~-( - плачу; %-( - сбит/а с толку;
:-о - потрясён/а, изумлён/а; :-] - саркастичен/а) и шуточные ([:-) пользователь слушает плеер; 8-) - у пользователя очки от солнца; В:-) - у
пользователя очки от солнца на голове).
Отсутствие просодии и параязыка является еще одним отличительным
признаком этой новой формы дискурса. Предпринимались попытки заменить
фонетические признаки в традиционной письменной речи неординарным
использованием правописания и пунктуации, а эмфазу – использованием
заглавных букв, интервалов, символов. Яркими примерами может быть
повтор букв (aaaaahhhhh, hiiiiiii, ooops, soooo), повтор знаков пунктуации (no
more!!!!!, whole????, hey!!!!!!!, see what you started?????????????????). Более
того, заглавные буквы используются для имитации крика (I SAID NO),
интервалы между буквами для обозначения «ясно и понятно» (W H Y N O T,
w h y n o t), выделение слова/фразы звёздочками для эмфазы (the *real*
answer). Все эти уловки способны сделать речь в некоторой степени
экспрессивной, однако они передают лишь некоторые чувства и впечатления,
в основном, эмфазу, удивление и недоумение. Менее выраженные оттенки
значения они передать не могут. Есть и другие знаки или комбинации этих
знаков, которые используются для выражения оттенков значения (например,
sure/, \so), но без предварительной договорённости об их использовании
очень трудно понять, что имел в виду тот, кто их использовал.
Неудивительно, что многие участники чатов прибегают к буквальным
выражениям, чтобы передать впечатления и эмоции: <Hoppy giggles quietly to
himself>, <Jake squeals insistently>, <Henry eyes Jane warily>.
Всю познавательную деятельность человека (когницию) можно
представить как развивающую умение ориентироваться в мире, познавать
соответствующие концепты. Следовательно, формирование концептов
связано с познанием мира, с формированием представлений о нем. В
концепте важен культурологический аспект, когда концепт рассматривается
как основная ячейка культуры в ментальном мире человека (Степанов 1997).
В настоящей работе это социально-культурологический аспект концептов
интернет-дискурса, ментальных представлений данной области знания.
Концепт является основой языковой картины мира. Рассматриваемые в
работе концепты представляют «мир интернета» в сознании человека,
образуют концептуальную систему (концептосферу) интернета, а знаки
человеческого языка передают через слова и другие языковые единицы
содержание этой системы.
Распространённым семантическим способом создания интернет-лексем
является аллюзия, которая носит метафорический характер. Наиболее
частотными тематическими источниками аллюзии являются: имена
собственные или антропонимы (Ken – пользователь, который провоцирует
скандалы, аллюзия на имя первого скандалиста; Morris worm – интернетвирус, который отсылает нас к имени создателя Роберта Морриса; Richard
Petty syndrome – переизбыток рекламного материала и эмблем на
коммерческом веб-сайте, аллюзия на имя гонщика Петти, который как
многие гонщики носил комбинезон, украшенный коммерческими
эмблемами), мифологические личности (Tanatos – интернет-червь, в названии
намёк на греческого бога смерти Thanatos, Janus – протокол Янус, который
используется в почтовой программе T-Mail и применяется для
одновременного приёма и передачи электронной почты; название
происходит от имени римского бога входов и выходов Януса, который
изображался двуликим; лица смотрели в противоположные стороны; Pegasus
Mail – программа электронный почтальон, лексема является аллюзией на
Пегаса, крылатого коня, символизирующего скорость, надежность
вдохновение), исторические факты (Mongolian hordes technique – ситуация,
когда набирают большое количество неопытных программистов для
осуществления проекта, который мог бы быть лучше и быстрее осуществлен
меньшим количеством опытных специалистов), идиоматические выражения
и пословицы (pain in the Net – надоедливый флеймер; аллюзия на
идиоматическое выражение pain in the neck – действовать на нервы).
Аллюзия активно используется при создании сетевых имен (ников). Самыми
часто встречающимися аллюзиями являются аллюзии на имена певцов и
актеров, реже писателей и их работы, мифологических персонажей,
философов, например: NYUTON_A, Napaleon, AURELIUS, Joe_Black
(аллюзия на фильм «Meet Joe Black” режиссеров Martin Brest, Alan Smithee),
Justin_Timberlake, АЛЬ_ПАЧИНО, Dracula2006, -Z-O-R-R-O, -WARLOCK(аллюзия на роман современного английского писателя Wilbur Smith
“Warlock”), ПрИзРаК_ОпЕрЫ (аллюзия на одноименный роман Gaston
Leroux), Dr_Alban, Лолита (аллюзия на героиню одноименного романа
Владимира Набокова), ЕСЕНИЯ (аллюзия на одноименный фильм Альфредо
Б. Кревенна), E-L-C-I-N, Santa_Clause, NELLY_FURTADO, Леонид Ильич.
Также можно встретить аллюзии на сетевые игры и их элементы (Adrenalin,
Desant016,
DOZOR,
),
компьютерные
вирусы
(ВИРУС_666,
CHERNOBYL_2006, I_LOVE_YOU), программы (NOD32)
Отсылая к известным культурным феноменам, аллюзии помогают
экономично и метко выразить нужную мысль и сделать её ясной для
интернет-пользователя.
Лексику Интернета важно рассматривать в пределах комплексной
системы с применением синтезирующего подхода в исследовании и
интерпретации изучаемых объектов. С этой точки зрения наиболее
перспективным является понятие семантического поля как совокупности
единиц, объединенных общим содержанием и имеющих иерархическую
структуру, получивших большую сферу применения в лингвистике.
Полевая методика, разработанная Й. Триром, В. Порцигом, Л.
Вайсгербером и другими учёными, развилась в многочисленных
модификациях современных ученых. Отвечая насущным задачам
системологии, понятие поля является наиболее подходящим для объяснения
фактов ономасиологии в синхронной языковой интерпретации «картин
мира». Всякое языковое поле представляет собой «кусочек миропонимания
языка»18
, в этом плане ставится вопрос о полях, где бы рассматривались
языковые единицы с точки зрения того, каким образом они «покрывают»
внеязыковое понятийное содержание, т.е. как отражают соответствующий
фрагмент культуры. Одним из последних достижений в этой области
является
разработка
В.В.
Воробьевым
концепции
лингвокультурологического поля, которое в общих чертах определяется как
иерархическая система единиц, обладающих общим значением и
отражающих в себе систему соответствующих понятий культуры,
лингвокультурем 19
.
По теории В.В. Воробьёва, лингвокультурологические поля могут
иметь конкретный и абстрактный характер, в зависимости от этого их
доминантой являются соответственно слова конкретной и отвлеченной
семантики. Единицы поля рассматриваются с точки зрения их
парадигматических и синтагматических свойств; это отражает не только
предметно-понятийные связи элементов поля, но и характер использования
соответствующих предметов реалий, их применение как элементов
материальной и духовной культур. Элементы лингвокультурологического
поля по своей природе представляют более сложное, многомерное явление
по сравнению с обычными полями, существенными аспектами являются
собственно лингвистический и референтивный. В.В. Воробьёв указывает, что
лингвокультурологическое
поле
как
структура
лингвокультурем,
представляющих собой единства знаков, значений и соотносительных
понятий о классах предметов культуры, характеризуется в силу этого
своеобразной двухмерностью своих единиц; семантика лингвокультурем
представляет собой диалектическую связь языкового и неязыкового
содержаний как различных и вместе с тем взаимосвязанных форм отражения
референта.
Лингвокультурема, соотносясь с собственно языковым планом и
знаниями о культуре, входит не только в собственно языковые отношения, но
и более глубинные внеязыковые «парадигмы» и «синтагмы»;
лингвокультурологическое поле по своей природе синтезирует в себе
собственно языковое и культурологическое содержание. По теории В.В.
Воробьёва, важнейшими структурно-семантическими компонентами такого
поля
являются
имя
(ядро)
поля
и
его
инвариантный
лингвокультурологический смысл (интенсионал имени и поля); классы
(группы) лингвокультурем как единиц-единств собственно языкового и
внеязыкового содержания (экстенсионал поля; термины Р. Карнапа): центр и
периферия; категориальные отношения лингвокультурем в поле;
парадигматика лингвокультурем и их синтагматика. В.В. Воробьёв, таким
образом, развивает определение лингвокультурологического поля и
предлагает понимать его как иерархическую структуру множества
лингвокультурем,
обладающих
общим
(инвариантным)
смыслом,
характеризующих определённую культурную сферу. В таком понимании имя
(ядро) лингвокультурологического поля имеет не только обычное общее
языковое значение, а инвариантный лингвокультурологический смысл
(интенсионал имени поля). Интенсионал определённым образом коррелирует
с его экстенсионалом, в данной концепции с именами понятий (предметов)
соответствующего смысла, взятых в их характерных языковых и
внеязыковых валентностях.
Ядро лингвокультурологического поля «охватывает» основные классы
(группы) лингвокультурем, которые В.В. Воробьёв предлагает условно
назвать субполями, и которые могут быть предметом особого, более частного
по своему характеру, исследования; единицы субполя обладают
специфической семантикой по сравнению со смыслом имени поля как
наиболее общим значением. Поскольку лингвокультурологическое поле
двухмерно, постольку классы реалем, их предметную сторону можно
рассматривать как экстенсионал имени поля и его единиц; классы реалем,
отмечает В.В. Воробьёв, это конкретная реализация семантики поля. Таким
образом, наряду с широким понятием лингвокультурологического поля
можно условно выделить субполя, или в более традиционной терминологии,
микрополя, относящиеся к различным сферам духовной и материальной
культуры20.
Ядром рассматриваемого в данной работе лингвокультурологического
поля является Интернет. Ядро поля Интернет состоит из микрополей, вопервых, человек и его повседневная жизнь включает такие микрополя, как
Части тела и Органы (female (connection), male (connection), (Net)head,
(Blue)tooth, (old) hand, (Big)foot, (ROM) brain, skin, backbone), а также
Потребности: Пища (spam, meatloaf, velveeta, cracker, spaghetti (code), lasagna
(syndrome), Easter egg, (eye)-candy, banana (problem), meat (space), meat(bot),
honey (pot), salt(ing), (keyword) stuffing), Одежда (anorak, (black) hat, (white)
hat, (data) glove, Sneaker (net)) и Жилище и домашнее хозяйство (doorstop,
back/trapdoor, garbage, wallpaper, desktop, patch). Во-вторых, человек и его
трудовая занятость включает такие микрополя, как Медицина и здоровье
(fast infector, antidote, clone, morphing) Коммерция/Экономика (publishing,
contact card, electronic brokerage, (Network) meltdown, dormant account)t,
Военная сфера (password, cache, kill, (letter) bomb) Горнодобывающая сфера
(net/web mining/digging), Судоходство (hub, anchor, port, navigate, piracy),
Строительство (asbestos, chrome, build) и Транспорт (highway, dirt road,
platform, bridge, crash). Микрополя Искусство(clip-art, marquee, script-(kiddie),
Религия (icon, angel), Спорт (websurfing, email-tennis) объединены под общим
названием человек, его увлечения и духовная жизнь и микрополя Фауна
(gopher, (demo) monkey, cancel bunny) , Флора (dead tree) и Явления природы
(flooding) представлены как человек и природа.
Рисунок 1. Схема лингвокультурологического поля Интернет.
При использовании стандартных слов в качестве основ интернетлексики
происходят
семантические
процессы,
среди
которых
распространёнными являются процессы расширения и сужения объёма
значения слова. Примером расширения значения слова может быть лексема
Google, которая возникла как название популярной американской поисковой
системы, впоследствии происходит семантический сдвиг, т.к. слово изменяет
свою синтаксическую функцию, начинает употребляться в функции глагола с
расширенным значением искать информацию в Сети. Ср.: Whenever I find
something I'm unfamiliar with, I google it. Наглядным примером сужения
значения в интернет-контексте может служить использование элемента buff,
который встречается в сочетаниях: wine buff, film buff, computer buff. Слово
buff в настоящее время употребляется одиночно как buff в значении
компьютерный фанат.
Отдельные слова-характеристики в интернет-дискурсе приобретают
положительную или отрицательную коннотацию, т.е. имеют место процессы
мелиорации и пейорации. Так, geek, насмешливая пренебрежительная кличка
«умников» в общем американском сленге, в интернет-дискурсе улучшает
значение, используется как похвальный термин, чтобы подчеркнуть
незаурядные технические способности человека, хорошее знание
компьютера. Нейтральные и отрицательно заряженные слова в интернетдискурсе нередко превращаются в положительно коннотированные единицы.
Процесс пейорации здесь менее заметен, чем процесс мелиорации, потому
что Интернет, как правило, представляется как положительное явление,
чтобы не отпугнуть людей, а наоборот, привлечь и как можно больше.
Лексемы с отрицательной коннотацией относятся к реальному миру, который
противопоставляется Интернету.
Электронный мир – мир параллельный физическому миру, «иной» мир.
Этот мир оказывается даже намного «удобнее» мира реального, т.к. находясь
дома и имея доступ к Интернету, можно делать практически всё: готовиться
к урокам, учиться, работать, играть, общаться с друзьями по электронной
почте, в чатах, влюбляться и т.д. Интернет для многих – это мир общения,
новых знакомств, виртуальной дружбы, флиртов и даже настоящих романов.
В интернет-языке постоянно появляются понятия, разграничивающие
электронный мир и реальный мир, противопоставляющие эти два мира.
Например, meat space/offline world – физический мир в противоположность
электронному миру Интернета. Для иронического описания человека
используется лексема wetware в противоположность hardware и software.
Традиционные СМИ (журналы, газеты, книги, телевидение и фильмы)
называются (the) Outernet в противоположность (the) Internet. Электронная
почта называется e-mail, а традиционная – snail mail, paper mail, paper net,
pnet или surface mail.
Известный американский лингвист S.I. Hayakawa, в разделе,
посвященном коннотации, делит английские слова на так называемые snarl
words и purr words, первые несут отрицательный заряд, напоминают рычание,
вторые – явно благоприятны и звучат, как ласковое мурлыкание. К первой
группе относятся такие английские слова, как terrorist, exploitation, skulk, nag,
clique, politicking; ко второй – такие, как freedom, patriot, colourful, partnership,
jolly. Коннотации по отношению к одному и тому же явлению могут
варьироваться в различных языках. Тем не менее, есть слова с уже
закрепленными в сознании носителей определенного языка коннотациями, а
также слова с универсальными коннотациями, в терминологии Д. Кристала,
loaded words21
.
В языке Интернета можно выделить две группы положительно и
отрицательно заряженных слов, первая, относится к явлениям и людям,
непосредственно занятым в среде Интернета. Можно рассматривать как
положительно заряженные такие словосочетания, как electronic library – вебсайт, который содержит бесплатные копии книг; buddy list – служба, которая
сообщает, что друг или родственник вошёл в Интернет, чтобы Вы могли с
ними поболтать; breath of life packet – пакет, отправленный компьютеру, в
котором произошёл серьёзный сбой. Словами, имеющими отрицательный
смысл, могут быть: identity theft – кража конфиденциальной информации;
mortuary site – веб-сайт, который давно не обновлялся; email harassment –
постоянное отправление непристойных, оскорбительных или назойливых
сообщений пользователю Интернета. Вторую группу составляют
отрицательно заряженные слова, относящиеся к явлениям, событиям, людям
реального мира, который фанаты считают «второсортным» по отношению к
«первосортному» электронному миру. Итак, сюда входят такие лексемы, как:
dead tree/dead tree version – уничижительный термин, который обозначает
бумажную версию онлайнового документа. Для описания компьютера,
который не подключен к сети, используется прилагательное stand-alone.
Человека, негативно относящегося к Интернету, называют Internot.
Языковая игра относится к самому заметному явлению в интернетдискурсе. Средствами выражения игрового принципа выступают
манипуляции со звуком: ономатопея (cha-ching – деньги, поступающие на
счёт от пассивной торговли, crunch – сжимать файлы), создание
рифмованных пар (brain drain – переманивание опытных программистов в
другие компании, shake-and-bake – недостаточно продуманная техническая
деталь или незавершенная, кое-как сделанная программа со многими
недоработками), аллитерация (silver surfer – пользователь Интернета, кому
уже за 50, relay rape – нелегальное использование почтового сервера для
рассылки спама), ассонанс (looky-loo – человек, который только читает
сообщения других в телеконференции, не отправляя своих собственных,
chaingang – несколько домашних страниц, связанных друг с другом),
нарочитое искажение известного выражения (mouse elbow (от tennis elbow) –
физическое повреждение сродни «теннисному локтю», вызванное
чрезмерным использованием мыши) или слова (nyetwork (от network) – сеть,
в которой произошёл сбой; от русского слова «нет» – “nyet”).
Основным способом выражения компьютерных и интернет-понятий
является метафора, которая в работах, посвященных Интернет-лексике,
рассматривается
как
фундаментальная
когнитивная
операция,
обеспечивающая перенос образных схем из одной концептуальной сферы в
другую. Эвристическая, когнитивная функция метафоры выделяется
исследователями со времён античности наряду с орнаментальной и
номинативной функцией. В рамках общей когнитивной лингвистики, в
центре внимания которой находится язык как общий когнитивный механизм,
играющий роль в репрезентации и трансформировании информации,
выделяется направление, изучающее роль метафоры в познании и отражении
окружающей действительности, – когнитивная теория метафоры. Вклад в
развитие этой теории внесли такие учёные, как: А. Ричардс, М. Блэк, Дж.
Лакофф, M. Джонсон, Ч. Филлмор, М. Тернер; в России – А.А. Потебня, В.Г.
Гак, Е.С. Кубрякова, Н.Д. Арутюнова, Г.Н. Скляревская, В.Н. Телия и другие.
К числу стержневых терминов категориально-понятийного аппарата
когнитивной лингвистики относится «концепт». Вслед за такими учёными,
как Ю.С. Степанов, Е.С. Кубрякова, М.Я. Блох и др. мы понимаем под
концептом «элемент» знания и средство получения знания; средством
языкового выражения концепта может служить метафора. Метафора в
большей мере, чем любой формальный словообразовательный механизм
языка обращает нас к дискурсивным свойствам той сферы языка, к которой
принадлежит. Можно сказать, что языковой дискурс «оживает» в метафоре.
Прежде всего, метафора принуждает нас к дискурсивному восприятию
языкового значения – во всём богатстве его системных, контекстуальных,
интертекстуальных, любых других ассоциативных связей. На назначение
метафоры в языке Интернета указывает то остроумное и вместе с тем
символическое гибридное наименование, которое она здесь получает, –
netaphor.
В когнитивной лингвистике концептуальная метафора рассматривается
как один из способов концептуализации - организации и обобщения
человеческого опыта, позволяющий осмыслить один объект через другой, и в
этом смысле является одним из способов репрезентации знания в языковой
форме. При таком подходе метафоры могут рассматриваться как
концептуальное явление, заложенное в самой понятийной системе мышления
человека, их можно представить как особого рода схемы, по которым
человек думает и действует.
Метафора в нашем случае, как правило, относится не к отдельным
изолированным объектам, а к сложным мыслительным пространствам областям чувственного или социального опыта. Эти сложные
непосредственно ненаблюдаемые мыслительные пространства соотносятся
через метафору с более простыми или с конкретно наблюдаемыми
мыслительными пространствами (например, сложные технические понятия –
с окружающим человека миром: его домом, повседневными делами,
спортивными соревнованиями и т.д.). В подобных метафорических
представлениях происходит перенос концептуализации наблюдаемого
мыслительного пространства на непосредственно ненаблюдаемое, которое в
этом процессе концептуализируется и включается в общую концептуальную
систему данной языковой общности. При этом одно и то же мыслительное
пространство может быть представлено посредством одной или нескольких
концептуальных метафор (Кубрякова 1996). В рамках теории Дж. Лакоффа и
М. Джонсона метафоризация основана на взаимодействии двух структур
знаний – когнитивной структуры «источника» (source domain) и когнитивной
структуры «цели» (target domain). В процессе метафоризации некоторые
области цели структурируются по образцу источника, т.е. имеет место
«метафорическая проекция» (metaphorical mapping) или когнитивное
«отображение» (cognitive mapping).
По сравнению с областью-мишенью,
область-источник обычно интуитивно понятнее, конкретнее, известна через
непосредственный физический опыт человека, известна более детально,
легче передаётся одним человеком другому (Лакофф, Джонсон 1987). Как
показал анализ метафор в Интернет-дискурсе, простой, незамысловатый
смысл источника позволяет выразить технические понятия и термины,
явления (цель метафоризации) в доступной, ясной, нередко занимательной
форме, что и обеспечивает возможность пользователям свободно
ориентироваться в пространстве Интернета.
В интернет-дискурсе метафора реализует две функции: во-первых, она
облегчает понимание Интернета людьми, которые не имеют специальных
знаний в области компьютерных технологий, представляя новое через
знакомое и старое; во-вторых, она помогает выразить экспрессивное
отношение к понятию. Проведённый концептуальный анализ показал, что
метафоризация Интернета строится на обыденных концептах, относящихся к
бытовым понятиям обыкновенного носителя языка: человек: (net)head, face
(time), eyeballs, (old) hand, Finger; еда: spam, ham, salami (attack), lasagna
(syndrome), spaghetti (code); дом/жилище: (chat) room, doorstop, backdoor,
burglar alarm, mirror, filter. Кроме того, используются концепты из других
сфер близких человеку: медицина: virus, antidote, hygiene, (upgrade) fever,
clone; транспорт: highway, traffic, crash, bus, tank; животный и растительный
мир: rabbit, weasel, black widow, tortoise (site), dead tree.
Само понятие Интернет также подвергается метафоризации. Самыми
универсальными концептуальными метафорами являются: «Интернет –
скоростная магистраль» (Internet is the highway), «Интернет – живой
организм» (Internet is a living organism), «Интернет – море» (Internet is the
sea), «Интернет – хранилище/пространство» (Internet is a container/space),
«Интернет – мир» (Internet is the world), «Интернет – архив/библиотека»
(Internet is an archive/a library).
Приведём пример элементов, которые проецируются из структуры
«источника» – «библиотека/архив» в структуру «цели» – «Интернет»:
LIBRARY/ARCHIVE
(Source)
INTERNET (Target)
laying
bookmark
pages
webpage/websites
documents
web
documents/files
documents/e-
librarians
cybrarians
books
e-books/books on-line
Интернет-лексемы в большинстве случаев являются обычными
словами стандартного языка, которые подверглись словообразовательным
трансформациям, ср: mailer – почтовая программа, froggy (program) –
замысловатая программа, hedgehog – неопытный пользователь. Примером
авторского изобретения (сoinage) является cyberspace, термин был придуман
Уильямом Гибсоном (William Gibson), впервые употреблен в его научнофантастической повести Neuromancer, в которой описывается мир
компьютеров и общество, которое живет в этом мире (от греческого:
kybernan, to govern). Наряду со стандартными словами язык Интернета
использует слова из специальных профессиональных подсистем как,
например, медицинская (virus – вирус, hygiene – меры, которые принимаются
для предотвращения заражения компьютера вирусом, clone – пиратская
версия программного обеспечения) и военная сфера (password – пароль,
(letter) bomb – почтовое послание, содержащее приложение c вирусом,
explode – полететь (о компьютере, системе)), а также из социальной
подсистемы – сленга (geek – компьютерный эксперт, nerd – компьютерный
профессионал, dweeb – пользователь, который неправильно использует
возможности Интернета, например, отправляет большие по объёму
сообщения, glitch – ошибка в аппаратном обеспечении, zap – удалить).
Язык Интернета, с одной стороны, формирует особую языковую
подсистему, а, с другой стороны, развивается по законам общенационального
языка. Как показал анализ языковой системы интернет-дискурса, возможно
выделить четыре группы лексем. Первую группу составляют принятые
технические термины, названия программ, команд, устройств, языков
программирования и т.д., которые регистрируются в соответствующей
технической документации: MUSH – программа типа «МАШ»
(многопользовательская галлюцинация), fibre optic cable – волоконнооптический кабель, PHP – скрипт-язык Пи-эйч-пи. Термины могут
представлять собой как однословные, так и двусловные и многословные
единицы, т.е. являться комплексными или композитными сочетаниями, ср:
byte – байт, public key – открытый (общий) ключ, distributed file system –
распределённая файловая система.
Вопросы терминологии активно обсуждаются в современных
лингвистических работах (В.М. Лейчик, К.Я Авербух, И.Н. Волкова, А.И.
Моисеева, С.Д. Шелов и др.); подробный обзор различных точек зрения на
эту проблему представлен в монографии Е.А. Никулиной (Никулина 2004). К
терминам относят слова и словосочетания, называющие специальные
объекты и выражающие специально-профессиональные понятия. Как
отмечает Е.А. Никулина, терминологическая система входит в естественный
язык на положении частной и обособленной системы языковых знаков.
Однако содержание отдельных терминов может стать широко известным, а
обозначаемое термином понятие может выйти за пределы системы
специальных понятий и стать элементом общеязыковой лексики, оставаясь
при этом термином в терминологической системе (Никулина 2004). Этот
процесс характерен для многих технических терминов, которые вошли в
повседневную речь обычного носителя языка, непрофессионала в данной
области, но сталкивающегося с данными понятиями в обычной жизни.
А.В. Суперанская, предлагая деление словарного состава любого языка
на общую и специальную лексику, подразумевая под специальной лексикой
лексические средства, так или иначе связанные с профессиональной
деятельностью человека, выделяет такие способы образования специальных
слов, как 1) специализация слова общего языка; в этом случае специальное
слово становится омонимом породившего его общеупотребительного слова;
2) создание неологизма; 3) заимствование; 4) перефразирование22.
Терминологические единицы – основной источник пополнения
словарного состава современных языков. В настоящее время число терминов
отдельных наук может превышать число неспециальных слов языка. При
ускоренном развитии какой-нибудь области науки или техники начинается
активное отражение ее достижений средствами массовой информации,
переход отдельных терминов из специального употребления в общее. При
этом термины теряют научную точность, расширяют сферу своего
употребления, происходит их детерминологизация. Детерминологизация
может иметь две стадии: 1) вхождение термина в виде слова с
терминологическим значением в состав общего языка; 2) уже в общем языке
перенос значения этого «терминологического» слова и возникновения (часто
метафорически) бытового слова на его основе23. Примером может служить
термин download – загружать данные с удалённого компьютера на свой
компьютер с помощью модема или соединения по сети. Ср.: You can
download this software for free. Этот термин вошёл в общеупотребительный
язык, а впоследствии ещё приобрёл и другое значение: unload sth/sb on sb.
Ср.: The government is downloading healthcare costs to the public.
Вторая группа включает профессиональный жаргон, технический язык,
который возникает и развивается в ходе выполнения совместной работы
специалистов для указания на объект действительности, ср.: data cholesterol –
скопление трафика, что замедляет скорость выполнения программы, dirt road
– медленное соединение с Интернетом из-за большого трафика, crack –
взламывать компьютерные программы/системы, handshake – установление
связи, ghost – сообщение, оставленное пользователем, который вышел из чата
(известным синонимом данного слова является offline message).
В третью группу входят сленговые лексемы, появляющиеся в группе
коллег-программистов
для
обозначения
явлений,
не
понятных
непосвящённым, находящимся за пределами данной группы. Этот сленговый
язык может относиться к явлениям, не связанным непосредственно с
компьютерной и интернет-действительностью. Эти лексемы представляют
собой острые хлесткие выражения, дают положительные и отрицательные
оценки, позволяют сочно высказаться, продемонстрировать необычное
чувство юмора и свою исключительность. Примерами сленговых лексем
могут быть barf – неисправно работать, ср.: My computer barfed right in the
middle of a 40-page document24. Honey pot – часть вычислительной системы,
находящаяся под наблюдением программного обеспечения безопасности и
использующаяся для того, чтобы поймать нарушителя. Bells and whistles –
детали продвинутой технологии, ср.: A serious computer user can see beyond
the bells and whistles when buying a system25.
Исследователи сленга выделяют различные функции данного пласта
лексики. Так, Э. Партридж, выдающийся лексикограф, в своём труде,
посвященном сленгу, выделяет пятнадцать самых важных и наиболее
очевидных функций сленга. Однако, многие лингвисты едины во мнении, что
сленг – это, прежде всего, индикатор принадлежности к группе. Так, Д.
Кристал отмечает, что сленг – это один из важнейших показателей
принадлежности к некоторой общности людей, своеобразный пропуск в
группу, к своим, в чём он видит близость сленга к жаргону26
.
Некоторые сленговые слова и выражения становятся известными всему
коллективу, говорящему на данном языке, могут войти в общенациональное
употребление. Такие слова и выражения перестают отвечать сущностным
характеристикам собственно сленга, больше не представляют узкогруппового вокабуляра, своеобразного пропуска к «своим». Профессор
Борисова Л.М. отграничивает такие лексические выражения от сленга и
выделяет их в особую группу – подсистему неформальной лексики.
Неформальные лексические единицы употребляются как в устной, так и в
письменной речи. Неформальная лексика – идентификатор определённого
неформального стиля, у молодёжи это может рассматриваться как эталон
«продвинутости»27
.
Интернет-лексемы, которые вышли за пределы узкой группы
компьютерных экспертов и фанатов, известны всем владельцам
компьютеров, имеющим доступ к Интернету, а также любому современному
человеку, читателю средств массовой информации, который находится в
курсе нынешнего развития науки и техники, образуют четвёртый слой
интернет-лексики. Примерами таких лексем могут быть: netsurfing –
путешествие по Сети, browsers – браузеры, sites – сайты, pages – страницы,
password – пароль. Эта языковая система неустойчивая: появляется много
неологизмов, обозначающих реалии интернет-действительности, одни слова
быстро уходят, поскольку не являются благозвучными, другие используют
популярные образы, не вызывают трудности в понимании у широкой
аудитории и со временем переходят в повседневный разговорный язык,
такие, как surf, windows.
Язык Интернета обслуживает разных людей: интернет-специалистов и
интернет-пользователей, учёных и студентов и т.д. «Интернет – это
идеальная среда и одновременно идеальное средство для формирования
сообществ»28. Люди объединяются в группы на разных основаниях,
вырабатывают свои правила поведения, свой язык общения. Например,
существует язык хакеров hackspeak или hackish и язык тинэйджеров
leekspeak, которые служат для тайного общения «своих людей» (“people in
the know”) и непонятны для тех слоёв общества, которые не входят в данные
социальные группы. В leetspeak или сокращено leet (from elite + speak)
преимущественно используется цифровая аббревиатура с целью
засекречивания информации от взрослых. Обычно это слово передаётся
цифровым кодом – 1337. Более того, недавно был придуман новый язык для
любителей SMS – Zlango, от английских слов lingo и slang, буква Z в начале
добавлена в честь лингвиста Л.Л. Заменгофа, придумавшего эсперанто. Этот
новый язык не содержит слов, а только картинки-иероглифы, обозначающие
слова. Например, «я» – человечек, который показывает на себя пальцем,
«отчаяние» – полиловевший от страданий человек с петлёй на шее, «начать»
– зелёный огонёк светофора. По утверждению авторов Zlango, с помощью
данного «новояза» смогут свободно общаться носители совершенно разных
языков, а его полное изучение занимает не больше одного часа. Специалисты
прогнозируют, что в дальнейшем, Zlango может применяться в электронных
письмах и службах мгновенного обмена сообщениями 29
.
Существует ряд вымышленных языков, так называемых конлангов.
Каталоги таких языков есть в Интернете. Они рождаются, живут и умирают,
но их численность, тем не менее, не уменьшается. Каждый из них связан с
вымышленным миром, чаще всего основанном по мотивам произведений Дж.
Толкиена, созданным самим автором языка. Создателями конлангов могут
быть как профессионалы-лингвисты, так и не профессионалы. Самыми
известными из них являются келен, эналь, ларимин (Сидорова М.Ю.,
Шувалова О.Н., 2006).
Некоторые ученые делят интернет-лексемы на четыре группы: 1.
технические термины, например, googlewashing; 2. лексемы, которые
известны широкой аудитории интернет-пользователей, например, bombing; 3.
лексемы, бытующие в среде пользователей блогов – тематических групп
обсуждений, например, blogging и 4. лексемы, употребляющиеся в речи
обычными людьми, которые находятся в курсе развития информационных
технологий, например, download. Технические термины обычно кажутся
неблагозвучными, представляют собой громоздкие слова, часто
обозначающие абстрактные понятия, смысл которых трудно уловить.
Функция таких лексических единиц, такая же как и у сленгизмов –
исключить несведущих из группы. Лексика пользователей Интернета
представляется «более простой», ведь большинство пользователей – обычные
люди, не специалисты. Человек, который хочет освоить Интернет, должен
сначала усвоить основные понятия, ведь: “You cannot walk the walk unless you
talk the talk”. Сейчас имеются тысячи словарей-путеводителей в мир
Интернета. Дорога к нему открыта, поэтому, если человек усвоил основные
понятия, освоил базовые правила работы в Сети, он чувствует себя
защищенным, членом интернет-общества, а функция интернет-лексем –
включить как можно больше пользователей в свой состав. В Интернете
существуют блогги, которые особенно популярны среди молодёжи, где
используются модные словечки, смысл которых порой вообще непонятен.
Это – закодированный подъязык внутри группы. Примером такого языка из
русского сегмента Интернета можно считать жаргон падонков.
Таким образом, с развитием общества появляются новые предметы,
явления, они отражаются в новых словах и новых значениях. Появление
Интернета создаёт новую среду функционирования языка, возникает сетевой
язык, или электронный язык. За время своего существования этот язык
приобрёл характерные лингвистические особенности, среди которых
наиболее характерными являются лексические свойства Интернета. Словарь
Интернета основывается на стандартной лексике, которая изменяется по
существующим в языке словообразовательным моделям: морфологическому
(аффиксация, сложение) и семантическому способам, конверсии. Нередко
новые слова в сфере Интернета создаются в результате игры слов, которая
характерна для формирования неформальной лексики. Ряд интернет-единиц
образуются на основе неформальной лексики, которая располагает
пользователей к Интернету и помогает легко войти в ситуацию интернетобщения. Неформальные лексемы реализуют богатые возможности языка к
разнообразным
переосмыслениям,
созданию
юмористического
и
иронического эффекта на основе омонимии, полисемии, вторичной
номинации и др. Большинство слов, прошедших стадии переосмысления и
передающих новое значение, являются интернет-метафорами. Именно
метафорический перенос становится одним из самых продуктивных способов
образования лексем в языке Интернета. Метафора в языке Интернета носит
необычайно яркий характер, отличается свежестью и новизной образа,
которая со временем стирается, метафоры становятся «избитыми» и
переходят в разряд нейтральных единиц.
При столкновении повседневного языка с Интернетом происходит
взаимодействие. С одной стороны, трансформируется стандартная лексика
внутри языка Интернета: обыденные слова, знаки, символы используются в
новом смысле. С другой стороны, попадая в мир бытового языка, этот
профессиональный язык находит в нем своё место, быстро распространяется,
становится общим для членов данного социума, фиксируется в словарях. В
обыденном разговорном языке некоторые интернет-понятия начинают
обрастать новыми свежими значениями. Под влиянием Интернета язык в
какой-то мере «упрощается»: слова теряют дефис, начинают писаться слитно,
образуются бленды, отдаётся приоритет строчным буквам. Можно
согласиться со специалистами, которые отмечают, что в настоящее время
можно наблюдать активную «интернетизацию» языка, традиционно
связываемую с технической экспансией Интернета30.
Подсистема
интернет-лексики
постоянно
разрастается,
стабилизируется, обособляется от других функциональных сфер
национального языка, выделяется собственными языковыми свойствами,
расширяет пределы использования. Интернет-единицы внедряются в
речевую практику носителей языка, снижая языковую норму индивида, что
ведёт к ломке сложившейся нормативной речевой практики, приводит к
снижению языковой нормы вообще. Разрастающаяся языковая подсистема
Интернета, как и любая другая языковая система науки и техники,
способствует обогащению словарного состава языка, что является одним из
важнейших факторов развития любого языка, свидетельством его
динамического характера.
Язык Интернета всё больше привлекает внимание языковедов,
«народных
филологов-любителей»,
блюстителей
«лингвистических
стандартов», ученых, которые ищут в языке отражение социальных
процессов, выражение социальной оценки событий, истоков и значимости
происходящих в языке процессов. Исследование языка Интернета находится
ещё на начальной стадии, изучение языка Интернета перспективно, имеет
целый ряд аспектов, которые ждут своих исследователей.
Развитие
Интернета
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
и его стремительное,
распространение
в
современном обществе не проходит незамеченным для английского языка,
который в настоящее время является наиболее распространенным в сети.
Будучи явлением мирового масштаба, Интернет становится предметом
массовой коммуникации, что порождает необходимость образования нового
лексикона.
Таким
активизации
образом,
внутриязыковых
Интернет
является
потенциальных
внешним
стимулом
возможностей.
Связь
социального и внутриязыкового может просматриваться на любом уровне
языковой системы, однако лексика дает наиболее очевидный и обширный
материал.
Одной из особенностей лексического фонда языка Интернета является
образование и повсеместное использование различного вида сокращений, что
связанно
с
письменной,
коммуникации.
Из-за
в
основе
постоянно
своей,
природой
убыстряющегося
темпа
электронной
общения
в
Интернете появляется необходимость передать максимальное количество
информации в единицу времени, реализующуюся посредством
экономии
языковых
усилий,
что
более
принципа
явно выражается в
использовании большого количества аббревиатур.
Исследуя модели морфемной структуры сокращений, мы не могли не
затронуть те проблемы, которые непосредственно связаны с анализируемым
явлением, а именно: историю возникновения английских сокращений, их
специфические черты, а также особенности структуры сокращений,
существовавших на более ранних (по отношению к современному) этапах.
В ходе исследования удалось установить, что на разных уровнях в
языке электронной коммуникации используются сокращения, образованные
по различным моделям свертывания слов. Они отличаются количеством
входящих в них единиц и частотностью употребления. При этом и в том и в
другом случае основной тенденцией при создании сокращений является
ориентация на начальную часть слова/слов, начальную часть корня,
начальную букву, приставку и т.д.
Пользователям глобальной сети достаточно трудно дать подходящую
расшифровку сокращению, которое находится
аббревиатур,
отсутствует,
однако
то
предоставляется
усилия,
он
иногда
человеку,
простор
предлагает
если
для
любое
в
ряду
омонимичных
помогает контекст. Если же контекст
он
не
фантазии,
слово,
знаком
и,
с
сокращением,
приложив творческие
содержащее
несокращенный
элемент/элементы, что может приводить к утрате части информации.
Выбор длины сокращения и способы передачи на письме определяются
стремлением к созданию привычного контура, а возможности человеческого
восприятия позволяют использовать разную степень сокращения, причем в
процессе функционирования сокращения могут подвергаться дальнейшему
усечению, что приводит к возникновению нескольких сокращений одного
итого же слова, различающихся по степени усечения и частоте употребления.
Синонимичные сокращения не создают дополнительных сложностей при
восприятии, а выбор того или иного способа свертывания слова зависит от
ситуации или желания пользователя.
Таким образом, анализ коммуникации Интернета позволил установить,
что аббревиация как явление системы языка находится в развитии
(английские лексические сокращения постоянно пополняются за счет
появления новых слов, графические сокращения лексикализуются и
символизируются), поэтому представляет огромное пространство для
исследовательской деятельности.
Проведенное исследование позволило нам сделать вывод о том, что в
настоящее время Интернет образует особую коммуникативную среду, особое
место реализации языка, которое не имеет аналогов в прошлом. Виртуальная
реальность Интернета по мере развития приобретает черты нового мира и
стиля жизни.
Исследуя способы общения в Интернете, можно сказать, что оно
весьма
специфично и своеобразно. Грамотный пользователь «всемирной
паутины»
строится
это, своего рода,
по
законам
хороший оратор, а виртуальное общение
риторики
и
психологии
общения.
Поэтому
пользователям Интернета, которые хотят общаться в сети, необходимо знать
расшифровки, имеющихся там сокращений, чтобы суметь наладить контакт.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
СЛОВАРИ
1. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Около 7000
терминов] / О.С. Ахманова. - М.: УРСС Едиториал, 2004. - 576 с.
2. Языкознание. Большой Энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M.
Прохоров. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 685 с.
3. O.Collin, S. M. H. Dictionary of computing [4500 words and definitions] I
S.M.H. Collin. - Peter Collin Publishing Ltd.: Teddington, Middlesex, 1995.
- 302 p.
4. Collin, S. M. H. Dictionary of multimedia [3000 words and definitions] I
S.M.H. Collin. - London, 2002. - 220 p.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
Электронные ресурсы:
1. Acronym
Finder
[Электронный
ресурс].
-
Режим
доступа:
http://www.AcronymFinder.com, свободный. — Загл. с экрана.
2. Internet Acronyms Dictionary [Электронный
ресурс]. – Режим
доступа: http://www.gaarde.org/acronyms/, свободный. - Загл. с экрана.
3. NetLingo
Inc
[Электронный ресурс].
-
Режим
доступа:
http://www.netlingo.com/, свободный. — Загл. с экрана.
4. Search Engine Dictionary [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://www.searchenginedictionary.com, свободный. - Загл. с экрана.
5. http://www.facebook.com
6. http://www.livejournal.com
7. http://www.aol.com
Download
Random flashcards
KIRIHAN GÜMÜŞ DEDEKTÖR

6 Cards oauth2_google_49cd8e53-7096-4be6-ba73-4ff7e4195b4b

Animasyon Temelleri

2 Cards selçuk

ssss sssssssssssssss

2 Cards oauth2_google_dcb459a4-1469-4d06-b5f9-5130af344e6b

Create flashcards